Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

О 35 конференции 29 июня: 4 шкала MMPI - импульсивность

4 шкала теста MMPI обычно называется импульсивностью: мы же с НН, когда писали "перевод с психотерапевтического на русский", в своё время обозначили эту шкалу как "тип Непосредственный". И только недавно я узнала, что в последнем издании книги Березина эта шкала называется "Реализация эмоционального напряжения в непосредственном поведении".
Но собственно, логика в этом безусловно есть: человек с такой акцентуацией обычно функционирует по системе "стимул – реакция". И живётся ему порой сложно; потому что если вспомнить, что такое стимул – палочка с заострённым концом, которой в Древнем Риме тыкали в зад нерадивых волов – то получается, что импульсивному человеку, простите за аналогию, всё время что-то тычет в зад. Иногда – больно. Потому что далеко не все его потребности, сию минуту требующие реализации, могут быть осуществлены в том виде, в каком их хочется осуществлять.

Импульсивность как ведущая акцентуация часто сопровождает грубое нарушение законов в том или ином виде. Импульсивных людей много в тюрьмах; среди тех, кто пренебрегает ПДД; среди драчунов всех мастей и среди людей зависимых: алкоголиков, наркоманов и т.п. Беда импульсивности (тут ещё раз напомню, что мы всегда для наглядности обсуждаем чистую шкалу, монопиковую и без "примесей") – в том, что человек с этой акцентуацией обычно хочет получить то, что ему приспичило, прямо здесь и сейчас. Понравилась чья-то игрушка – отнять, чужая машина – угнать, посторонняя девушка – изнасиловать. А захотелось поучить сиюминутное удовольствие, невзирая на опасные последствия – тогда выпить, закурить или погонять под двести по городу. Причём, как правило, импульсивный человек после всего этого не ощущает себя виноватым. Потому что – во-первых, у него не накапливается опыт, если его поведение приводит его в переделку. Потом – импульсивный ничего не боится потому, что не рассчитывает ситуацию дальше одного-двух шагов вперед, и буквально не видит, чего ему надо бояться. Это тот самый случай "рыцаря без страха и упрёка", о котором часто рассказывает НН. И наконец - у  импульсивного человека формируется перекошенное чувство справедливости. Мол, а чего вынесли игрушку во двор, машину оставили без присмотра, а девушка вышла одна на улицу вечером, да ещё и в короткой юбке?!

Люди с выраженной импульсивностью, таким образом, весьма инфантильны. Они не прогнозируют последствий своих поступков, они диссоциальны и бессознательно игнорируют все социальные устои. Это становится особой проблемой в социумах, где фактически поддерживают формирование и развитие импульсивности: чаще – у мужчин. Точно так же, как истероидности – у женщин. Потому что импульсивный человек – это идеальный рядовой солдат, машина для выполнения приказов, особенно если это выполнение связано с экстримом, которого ему так всегда в жизни не хватает. Он не будет задумываться, если ему, например, скажут "Иди и убей": у него нет чувства тревоги, чувства опасности. И ему даже в голову не придёт, что убить, как в старом анекдоте, могут и его самого: "А меня-то за что?.."

Вчера я обнаружила, что импульсивность – это единственная акцентуация, по которой у нас не было отдельной большой статьи, как по остальным основным шкалам. Наверное, потому, что импульсивные люди составляют весьма небольшую часть нашей ЦА. Но в отличие от точки зрения Березина, который считает, что импульсивность вообще не поддаётся психотерапии, НН говорит, что нередко он вполне может работать (и работал) с импульсивными людьми: начиная с 15 лет стажа работы в наркологии и потом уже в психотерапии, в том числе в частной практике, где на его счету имеется немало случаев успешной работы с зависимостями, в частности – с наркоманиями. Потому что, по словам НН, если у человека есть интеллект – то его импульсивности можно помочь начать работать на этот интеллект, а не заставлять ее глушить интеллект теми же наркотиками.

По идее, средне выраженная импульсивность может быть достаточно полезна. Все импульсивные люди обладают крайне быстрой реакцией: пока другие думают, они уже делают. И если ситуация довольно проста – то оказываются в выигрыше (а вот в ситуациях более сложных, многоплановых, увы, часто проигрывают).

Что касается анекдотов, то мой самый любимый анекдот про крайне импульсивного человека – тоже довольно бородатый:

Идет репортаж с автогонки. Комментатор за кадром:
- Вот на ваших экранах немецкий гонщик. Он движется со скоростью 180 км\час, перед поворотом тормозит и на скорости 170 км\час проходит поворот! А сейчас на ваших экранах английский гонщик. Он едет со скоростью 170 км\час, перед поворотом тормозит и со скоростью 160 км\час проходит поворот... А вот теперь на ваших экранах русский гонщик! Он едет со скоростью 150 км\час, перед поворотом газует и с криком “хрен ли вы тут собрались” прокладывает новую трассу!


Шутки шутками, а все спортсмены – как правило, импульсивные личности. И если знаменитого гонщика посадить за руль обычной городской машины – он, скорее всего, не окажется блестящим водителем. Потому что привык обгонять на пустой трассе, а ждать разрешающего сигнала светофора, учитывать правила и притормаживать перед переходами ему буквально физически сложно, и доедет он таким образом до первого инспектора, и это в лучшем случае.

Но при всей кажущейся простоте данной акцентуации - об импульсивности можно более подробно поговорить, в том числе ответить на вопросы. Чем мы и планируем заняться на следующей конференции.

Tags: водительское, наши скайп-конференции, такие разные люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 17 comments