Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

"Спросите доктора Нарицына" - "Проблемы личные и общесоциальные"

Представляем двадцатый выпуск нашего нового проекта: мини-интервью с психотерапевтом "Спросите доктора Нарицына". Пояснительный пост о том, что это такое, а также для приёма вопросов от читателей, находится здесь.
А здесь - планы ближайших выкладок.

Тема сегодняшнего выпуска - "Проблемы личные и общесоциальные". (Мы взяли на себя смелость немного изменить общее название, так как непосредственно о зоозащите в интервью сказано крайне мало).
Вопросы задаёт юзер c_stanley.


Н.Н.: - В этот раз интервью довольно обширное, вопросов несколько больше обычного и они объёмные, посему не будет обычной преамбулы: сразу начну с конкретных ответов.


- Может ли получиться продуктивная работа, если клиент хочет обратиться к психотерапевту со своей проблемой, вызванной внешними, социальными проблемами?
- Как объяснить, что обращаешься не за помощью в решении социальной проблемы, а именно в попытках что-то сделать со своим состоянием, которое этой проблемой вызвано?
- В каком ключе может быть построена совместная работа в такой ситуации?
Возможно, это обращение из серии "как мне вылечить ожоги, я нахожусь в горящем здании" - но даже в такой ситуации надо как-то найти запасной выход, через который всё-таки выйти из пожара.


Н.Н.:
- Может. Это зависит и от психотерапевта (как минимум от специфики его работы и профессионального подхода), и от клиента (как минимум от нюансов его заказа). Но самое главное – по большому счёту практически все личные (в том числе бессознательные) проблемы спровоцированы проблемами внешними, социальными. Почему конкретно мне (так как о работе коллег я не могу говорить с достаточной точностью и достоверностью) приходится в основном работать с анализом конкретных систем "человек-среда".
- Если психотерапевту надо отдельно пояснять, что вы обращаетесь не за помощью в решении социальной проблемы, а именно в попытках что-то сделать со своим состоянием, которое этой проблемой вызвано, - то у меня, уж простите, возникают сомнения в профессионализме данного психотерапевта. Или, ещё вариант – все попытки психотерапевта подойти к конкретному состоянию клиента натыкаются на его, клиента, сопротивление, и клиент заявляет, что психотерапевт пытается помочь ему "в решении социальной проблемы, а не личной".
- Опять же, если говорить только о своей специфике работы – совместная работа с клиентом у меня складывается в консультативном ключе, а далее – по показаниям.



- От чего вообще зависит, почему из нескольких объективно существующих социальных проблем "заклинило" именно на этой конкретной?

Н.Н.: - Большей частью – от бессознательного. Иногда ещё от внутренней цензуры. И в любом случае – от каких-то внутренних, не всегда полностью осознаваемых предпочтений и "тонких мест", которые определяют, какая из довольно широкого спектра социальных проблем для конкретного человека окажется наиболее значимой и актуальной. Кто-то занимается зоозащитой, кто-то вступает в Гринпис, кто-то волонтёрит в детдомах и в хосписах, кто-то помогает жертвам домашнего насилия, кто-то вступает в отряды по розыску пропавших людей. И здесь уже право и воля каждого человека – выбирать то, на что лично ему хочется направить свои ресурсы.



- Как называется состояние, в котором одновременно испытываешь сильную боль от наличия в своей жизни проблемы, и одновременно не можешь взяться за её решение, потому что даже думать об этой проблеме невыносимо?
- Можно ли при помощи психотерапии выйти из этого состояния, а вместо него начать работать над решением проблемы социальной?
- Наличие психологической проблемы, вызванной социальной проблемой, мешает заниматься работой над решением социальной проблемы, и осознание этого делает только хуже ("я время теряю!").


Н.Н.:
- Для описываемого вами состояния пока ещё не придумано специального однозначно-научного термина: хотя бы потому, что это состояние довольно обыденное. Подавляющее большинство потенциальных клиентов психотерапевтов является так называемыми отсроченными клиентами в основном по этой причине: когда вроде бы и есть проблема, но она для человека настолько болезненна, что он даже косвенно не готов ее задевать, а уж тем паче глубоко копаться в ее причинах. Собственно говоря, подобные вещи встречаются не только в области психотерапии: сколько угодно случаев, когда человек вот так же выжидает, например, с больным зубом, или с гнойным нарывом. Потому что там настолько болит, что даже представить себе, как это кто-то будет трогать – тяжело.
В известном тесте MMPI даже есть такое утверждение: "Некоторые вещи настолько волнуют вас, что вы избегаете говорить о них".
И здесь у каждого человека всегда имеются некие внутренние весы, на чаши которых он кладёт гирьки: одна чаша – за то, чтобы не обращаться за помощью, если болит, и вторая – чтобы обратиться. И вот когда вторая чаша перевешивает – как минимум с помощью гирьки "у меня нет сил больше жить с этой болью и я готов на некоторые неприятные ощущения, чтобы от неё избавиться" – человек становится клиентом психотерапевта. Кстати, далеко не всегда во время работы ощущения будут болезненными и неприятными. Не так давно в Мастер-классе мы говорили о том, что удовольствие бывает двух видов: от достижения цели и от движения к ней. И если у клиента есть цель, к которой он движется с помощью терапевта – текущие ощущения во время работы уже не кажутся такими неприятными. Потому что возникает удовольствие от движения к поставленной задаче, пусть даже это движение не самое быстрое. Вот ещё почему так бывает важен именно клиентский заказ: та цель, которую человек перед собой ставит в начале терапии.

- Наверное, сложно начать работать с социальной проблемой "вместо этого состояния": здесь необходимо вначале с ним разобраться (собственно, это и называется "выйти с помощью психотерапии"): хотя бы для того, чтобы более адекватно заниматься общесоциальной проблемой в данной области. Но психотерапия вряд ли поможет вам "выйти в обход": она подразумевает непосредственное касательство к этой болезненной для вас области.

- А вот вопрос, теряете ли вы время – очень и очень спорный. Не исключено, что в процессе решения социальной проблемы вас недопонимают потому, что вы, простите за такую формулировку, не совсем эмоционально адекватны в силу имеющейся "личной части проблематики". Посему, опять же, есть смысл сперва прорабатывать то, что болит в этом месте у вас лично. Решением социальных проблем куда эффективнее заниматься, что называется, "в здравом уме и трезвой памяти": чтобы не получалось так, что под эгидой решения социальных проблем вы фактически продолжаете решать ваши собственные, да ещё и имея внутреннюю установку "Я не позволю им решаться".



- Что это за состояние, в котором чувствуешь, что никто из окружающих, не только посторонние люди, но даже и большинство близких, не понимают, о чём ты с ними говоришь, не понимают, где тут вообще может быть проблема, даже сочувствуя - говорят невпопад, и от этого общего непонимания тоже становится ещё хуже?
- Можно ли научиться понимать окружающих людей, как они так приспособились, что спокойно живут, спокойно занимаются своими делами, будучи окружёнными постоянной болью и смертями, в моём случае - постоянной гибелью животных?


Н.Н.:
- Меня некоторым образом смущает ваше тяготение к терминологии состояний :) Потому что подобное недопонимание весьма часто бывает у очень многих людей, которые занимаются проблемами, значимыми для них, но не кажущимися актуальными для окружающих. И вы здесь совершенно логично отмечаете: в вашем случае – это проблема, связанная с животными, а в других случаях может быть другая проблематика, и вашим возможным собеседникам точно так же может быть непонятно, почему она вас не задевает настолько, насколько задевает их.

- Как люди приспособились? На заочном уровне могу сказать, что чаще всего – с помощью известного афоризма: "Боже, дай мне сил изменить то, что я могу изменить, терпения – чтобы вынести то, чего я не могу изменить, и разума – чтобы отличить одно от другого".



- Что вообще можно сделать с тем, что работа над решением большинства социальных проблем (в моём случае - проблемы перепроизводства домашних животных и последствий этого перепроизводства) требует вполне определённых черт характера, таких как умение много общаться, в т.ч. с незнакомыми людьми, убеждать, пробивать свои идеи и т.д., а у меня их как раз и нет?
- Пытаться заставлять себя что-то делать "через не могу" бесполезно, всё равно не получается; научиться всему этому - не знаю, как, да и возможно ли; переложить на кого-то другого - так не на кого; не заниматься этим вовсе - и рад бы, но не получается, потому что проблема есть, никуда не девается, её решением никто не занимается, всё вокруг напоминает о происходящем (от непосредственно гибнущих на улицах кошек, собак и других животных, до дурацких открыток с котятами, как будто фотографы, продавцы и покупатели не понимают, что умильные модели их картинок к моменту продажи чаще всего уже погибли).


Н.Н.:
- Если актуальная для человека деятельность требует определённых черт характера – то порой он даже не осознаёт, как эти черты характера приобретает (или развивает свои скрытые резервы личности в этой области). Или – как ещё один из возможных вариантов – участвует в решении значимых для себя проблем с помощью тех качеств, которые уже есть: потому что любая социальная проблема многогранна, и содействовать ее решению могут люди с самыми разными личностными свойствами, просто, скажем так, разными способами. И главное здесь – наличие бессознательного стимула к этому. Но для этого, как уже говорилось выше, важно сперва разобраться с личными проблемами в этой области, чтобы не путать один бессознательный стимул с другим, третьим и так далее.

- Если возникает ощущение "делания через не могу" – значит, действия осуществляются под давлением какого-то внешнего или внутреннего цензурного жупела. И часто бывает полезно его найти, вывести в сознание и уже на уровне сознания решать, что с ним делать.



- Можно ли научиться как-то жить с пониманием того, что все эти бедствия происходят прямо сейчас, постоянно, и изменить это невозможно? Даже если работа с чиновниками, общественниками и пр. будет результативной, на изменение ситуации с животными уйдут, в лучшем случае, годы. Как жить эти годы, видя, что буквально в твоём дворе, и точно так же во всех городах и весях в стране, всё это время гибнут живые животные? Очень хочется жить и быть счастливым, но ведь просыпаешься в ужасе от каждого шума за окном, бежишь смотреть, неужели опять кого-то убивают, хотя и знаешь, что почти наверняка ничем не сможешь помочь?

Н.Н.: - Вряд ли я смогу полноценно ответить на этот вопрос на заочном уровне. Можно ли научиться как-то жить при наличии той или иной проблематики системы человек-среда? Можно, если у вас будет такое желание. Но как именно научиться – сложно сказать без конкретной беседы с конкретным клиентом (особенно если употребляется термин "как-то"). Насколько невозможно что-то в конкретной области изменить – тоже неоднозначный вопрос. Причём здесь полезно адекватно и полно себе представлять, что именно вы хотели бы менять. И есть непреложный факт: каждый день на нашей планете кто-то умирает. Как жить с этим – весьма индивидуальный вопрос: каждый человек вырабатывает здесь свою стратегию существования.


- Что можно сделать со страхом перед общением даже с психотерапевтом, из серии "болит зуб, терпеть не могу, к врачу идти боюсь - вдруг доктор сделает ещё больнее?". Умом понимаю, что психотерапевт - профессионал, он не будет говорить всякие ужасные вещи, ему не придётся доказывать важность этой проблемы и болезненность её для меня лично, но как перестать этого бояться?

Н.Н.: - Выше мы уже говорили об этом; а в дополнение хочу уточнить относительно "ужасных вещей". Опять же не могу отвечать за всех своих коллег, а за себя скажу следующее: я буду говорить объективные вещи. Возможно, с позиции внутренней цензуры они иногда кому-то могут показаться и ужасными в том числе. Но при этом для меня любая проблема клиента не вызывает сомнений в ее актуальности и болезненности для данного конкретного клиента. Как минимум, если человек пришёл в кабинет работать над этой проблемой, если он вкладывает в эту работу свои силы, время и финансы – значит, данная проблема безусловно для него значима во всех отношениях.


На вопросы отвечал врач-психотерапевт Нарицын Николай Николаевич
Записала Нарицына Марина


Tags: "спросите доктора Нарицына"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 64 comments