Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

"Спросите доктора Нарицына"- "Про левшей и левшество"

Представляем двадцать третий выпуск нашего нового проекта: мини-интервью с психотерапевтом "Спросите доктора Нарицына". Пояснительный пост о том, что это такое, а также для приёма вопросов от читателей, находится здесь.
А здесь - планы ближайших выкладок.

Тема сегодняшнего выпуска -  "Про левшей и левшество". Вопросы задаёт юзер Борис Мороков.

Н.Н.: - Разговор по данной теме я начну вроде бы издалека: с того, что животным, как известно, присущи два типа симметрии. Один вид – радикальная, или лучевая(характерная, например, для морской звезды). И второй тип – билатеральная (двусторонняя) симметрия, при которой имеются как бы "зеркально отражённые" правая и левая половины тела. Такой вид симметрии характерен для большинства наземных животных, как минимум – для всех позвоночных.

Чаще всего обе половины тела абсолютно идентичны (особенно там, где основной задачей является прямолинейность движения и сохранение равновесия); но с усложнением нервной системы и высшей нервной деятельности, когда появляется множество более сложных задач и функций – ресурсов мозга на полное дублирование не хватает, и правая и левая половины (как минимум правое и левое полушария мозга) начинают заниматься разными вещами. По крайней мере, у человека именно так и происходит. Однако здесь подчеркну, что вовсе не значит, будто одно полушарие мозга при этом меньше другого или менее загружено функционально: нет, нагрузка на них равна. Просто распределена по-разному.

Джек и Линда Палмер, авторы книги «Эволюционная психология. Секреты поведения Homo sapiens», вообще писали следующее: «В западной науке долго бытовала идея о том, что в головном мозге существует командный центр, управляющий по иерархическому принципу организации всеми остальными зонами (например, сенсорными системами). Сегодня эта идея заменена моделью модульного мозга, в котором нет единственного центра, контролирующего активность всего остального мозга. Существует только сложная сеть модулей, каждый из которых выходит на авансцену во время своего активного функционирования».

Принято считать, что большинство людей – правши, то есть основные манипуляции они выполняют правой рукой. Но так ли это в реальности? Взять, например, работу молотком или ножницами: правой рукой вы держите молоток – а левой гвоздь, в правой у вас ножницы, но в левой при этом – бумага или ткань. То есть задействованы в манипуляции обычно обе руки, и ещё вопрос, какую при этом называть ведущей. Просто левая рука у правши работает напрямую, а правая – в контакте с инструментом, а у левши наоборот. И более яркий пример – когда стрелок-правша производит выстрел из оружия, всю точность наведения на цель обеспечивает левая рука, а правая только нажимает на курок.

Здесь же мы можем вспомнить такое понятие, как "толчковая нога": почему-то никого не волнует, что у одних эта нога правая, а у других левая. А вот то, какой рукой человек ест или пишет – беспокоит родителей и педагогов с самого его детства.


- Кого называть левшой: человека с "ведущей/основной левой рукой", или существуют какие-либо дополнительные / иные критерии определения (напр. организация нервной системы или что угодно ещё)?

Н.Н.: - Давайте скажем так: левша – это человек, у которого "силовая рука" – левая, а "корректирующая" – правая. У правши, соответственно, наоборот. Причём с позиции нервной системы эти расклады практически ничем не отличаются: как минимум необоснованно говорить, что если человек левша, то у него и реакции другие, и характер другой. Просто с точки зрения обыденного большинства этот человек "не такой, как все", "неправильный", а то и "ненормальный". Лет двадцать назад в дошкольной и начально-школьной педагогике была широко распространена практика переучивания левшей на правую руку, что само по себе уже было для ребёнка выраженной травмой, да ещё и в результате этого у нас сейчас нет статистики, сколько в нашем обществе было реальных левшей: потому что подавляющее большинство из них – сейчас переученные правши. В том числе и поэтому создаётся впечатление, что почти все люди праворукие, а левшество – это аномалия. А на самом деле это вариант здоровья, или как ещё говорят – вариант не статистической, но медицинской нормы.

Кроме того, не забудем, что кроме выраженных правшей и левшей есть и так называемые амбидекстры, имеющие равное развитие функций обеих рук. Но боюсь, что существенная часть из них тоже в детстве были переучены "на правшу".


- С медицинской точки зрения когда левшество считается патогенезом, а когда нормой?

Н.Н.: - Левшество, как я уже сказал выше – всегда вариант медицинской нормы. Однако оно может затруднять именно социальную адаптацию: когда с одной стороны общество смотрит на такого человека как на ненормального и соответственно так к нему относится с самого детства, а с другой стороны – когда самому человеку некомфортно и нефункционально существовать в мире, заточенном исключительно под правшей. Один мой знакомый, левша, когда лет пять назад приобретал себе видеокамеру, вынужден был сделать покупку в Лондоне: поближе камеры, ориентированной под левую руку, тогда просто не нашлось.

То есть до последнего времени в итоге левши ощущали себя, как когда-то люди с рыжими волосами. Как сейчас до сих пор ощущают себя принадлежащие к ЛГБТ. Как почти всегда в нашем социуме ощущали себя любые личности, которых можно было отнести к "инакомыслящим", "инаколюбящим", "инакопишущим" и т.д.


- Может ли левшество вызывать отличия от типичных поведенческих реакций (по типу "мне удобнее сделать иначе"), и насколько существенные? (имеется в виду нечто большее, нежели просто "другой рукой держать ложку")

Н.Н.: - Здесь начнём с того, что такое "типичные поведенческие реакции". Если ориентироваться на словарно-научное определение – то, например, есть такая типичная поведенческая реакция, как реакция компенсации. Если кратко – человек, не достигший по тем или иным причинам успеха в одной области, реализуется в другой, компенсируя этими достижениями свои неудачи. Вы думаете – левша будет делать все наоборот, и захочет неудачами компенсировать успех?..

Или вот ещё реакция – правда, ее сложно назвать "типичной поведенческой", это скорее результат воспитания: человек входит в помещение, там сидят люди, и человек говорит этим людям – "Здравствуйте". Вы думаете – левша вместо "Здравствуйте" скажет "Пошли вон"? Или вместо "Здравствуйте" скажет – "Етйувтсвардз" (то есть "здравствуйте" в обратном порядке букв)?

Шутки шутками, а почему-то в быту давно сложилось убеждение, будто у левшей, как говорится, вообще напрочь перевёрнутый мозг. Что у них всё наоборот и не как у "нормальных людей" - вплоть до того, что чуть ли не ходить они должны задом наперёд. Однако здесь опять, боюсь, путают причину и следствие. Тех, кого в детстве не удалось переучить "на правшу", часто так и продолжают всю жизнь клевать "ты ненормальный, больной и т.д.", так что иногда "типичной поведенческой реакцией" на такое давление становится выраженная реакция протеста: "Ах, раз я ненормальный, так я всё тогда специально буду делать наоборот вам назло!" Хотя сам человек такой потребности совершенно не испытывает и подчас получает от такого протестного поведения одни социальные шишки. Но поступает он так не потому, что левша, а потому, что его замучили придирками по этому поводу.


- Понятно, что такое качество даёт какие-то отличия от обычного поведения - как отделить эту естественную необычность от "пограничности", от "шизоидной акцентуации" (пика шкалы индивидуалистичности по СМИЛ) ?

Н.Н.: - Продолжая вышесказанное - даже если у левши есть какие-то отличия от "обычного поведения", они могут быть спровоцированы чем угодно другим, но не его левшеством как таковым. Если это и связано с леворукостью человека - то опосредованно, как я уже пояснял: оттого, что люди вокруг обращают его внимание на то, что он "не как все": значит, имея в структуре личности, допустим, истероидную или импульсивную акцентуацию, он может так или иначе стремиться соответствовать этому ярлыку, чтобы хоть не зря выговаривали (или даже чтобы подчеркнуть своё "отличие от других"). Таким образом, если вы видите человека, который ведёт себя нестандартно и который при этом левша – можно и нужно сразу отделять одно от другого, потому что оба эти явления не имеют между собой никакой прямой связи.


- Влияние такого качества на формирование личности - может ребёнок сам предпочитать инаковые и отличные от нормы решения потому, что наблюдает/ощущает собственную непохожесть с окружением?

Н.Н.: - Боюсь, что тяга к нестандартным решениям тоже не связана непосредственно с левшеством. Безусловно, у того же амбидекстра гораздо больше возможностей, допустим, в хирургии. Вообще любой мастер-левша может совершить какую-то нестандартную манипуляцию там, где затруднится его праворукий коллега (именно потому, что данный расклад оказался не благоприятен для работы правой рукой). Однако логика принятия решений, вновь повторю, зависит больше от специфики структуры личности, жизненного сценария, особенностей цензуры и наполненности сознания, чем от того, какой рукой человек держит ручку, ложку или компьютерную мышку. Вообще люди, склонные к нестандартным с точки зрения "нормы большинства" решениям, составляют целую мотивационную группу: кстати, процент левшей в ней такой же, как и в популяции в целом.

Однако иногда леворукость становится невольным подспорьем для человека, который и хотел бы где-то принять нестандартное, "отличное от нормы" решение, а, допустим, его внутренняя цензура ему не даёт: "Ты не должен так делать! Так не принято! Нормальные люди так не поступают!"

И если "стандартный праворукий человек" под таким цензурным давлением пойдёт по общепринятым рельсам (хоть и не на пользу себе, как правило), наш герой может подумать: а почему это я должен поступать, как нормальные люди? Я же ненормальный, я даже ем не той рукой, какой все едят! Мне все говорят, что я не такой, как все, так почему я обязан поступать, как все?..
И таким образом человек ощущает себя, если хотите, более свободным в принятии решений и выборе вариантов действий. То есть его левшество становится для него выгодой, потому что для праворукого человека в подобных ситуациях право на нестандартное решение довольно часто нужно отвоёвывать, и не всегда это бывает успешно.

Кстати, иногда на этой почве парадоксально может возникать "переученное левшество", особенно если человек в достаточной мере амбидекстр.


- Является ли нормальность общества этакой "агрессивной средой" для левши - в силу разницы; и чему такого ребёнка полезно научать?

Н.Н.: - Здесь давайте определимся, что такое "нормальность общества". Понятий нормы есть несколько – бытовая норма, статистическая, медицинская и так далее, - и одним из признаков культурной нормы является толерантность общества к тому, скажем, какой рукой человек ест или пишет. А когда его за то, что он это делает "неправильной рукой", общество начинает прессинговать и записывать в отверженные – я бы такое общество поостерегся в социальном плане называть "нормальным".

Для левши, как для любого не вписывающегося в пиковую часть "кривой распределения Гаусса", агрессивная среда – это та среда, где обязательно нужно "быть как все". Где отсутствует толерантность к любому отклонению именно от большинства: к левшам, рыжим, геям, людям слишком низкого или слишком высокого роста и так далее. Всё это, к сожалению, для такого социума находится на одной линейке.

И ребёнка-левшу, который родился в таком социуме, важно научить в первую очередь устойчивости к внешней агрессии. Конечно, если найдётся, кому его этому учить. Проблема в том, что, к сожалению, родители часто первыми включаются в стремление "переделать ребёнка под норму".


- Есть ли какие-то типичные (более характерные) для левшей проблемы психотерапевтической направленности и/или предрасположенности к ним?

Н.Н.: - Если говорить о специфических проблемах именно левшей – то это, наверное, проблема "переученной руки" у тех, кого в детстве "перековывали на правшу". Точнее - ощущение травмированности от этого процесса, ощущение, если хотите, пережитого насилия. А в общем у левшей проблематика того же ряда, что и у всех, кто не вписывается "в общепринятые стандарты" и кого так или иначе стремятся уложить в стандартное прокрустово ложе. И это, к сожалению, проблематика довольно весомая: по крайней мере, пока в нашем социуме не нашлось того Тесея, который остановит толпу "прокрустов" – приверженцев максимы "либо будь как все, либо не будь вообще".


На вопросы отвечал врач-психотерапевт Нарицын Николай Николаевич
Записала Нарицына Марина

Tags: "спросите доктора Нарицына"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 53 comments