Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

О 57 конференции 01 февраля: "Психастения и оценочная зависимость"

Иногда напрямую хочется сказать: я люблю свою работу.
Потому что ситуация, когда тема, казавшаяся ранее нагромождением массы пластов, за время одной лишь конференции на глазах упорядочивается хотя бы в первом приближении - это такое выраженное ментальное удовольствие!
Хотя я вовсе не хочу этим сказать, что "тема закрыта". Наоборот – она только открыта, но анализировать ее куда легче и эффективнее в виде этой вот относительной упорядоченности.
Благодаря помощи и нестандартному подходу НН у меня в собственной голове вчера сложились, как две части паззла, две темы: сама по себе оценочная зависимость и частое стремление мышек стать ёжиками психастеников стать импульсивными "поручиками Ржевскими", потому что те якобы "более успешны и высокоранговы, и когда я стану таким – я тоже смогу считать себя успешным, а по-другому не считается".

Но в первую очередь мы вчера продолжили обсуждать некоторые цензурные неприятные впечатления, возникающие у многих при предложении "гордиться собой". Кстати, такая же негативная реакция, как знают внимательные читатели этого блога, часто возникает и при слове "оценка". И вчера как раз мы с НН упоминали о том, что в самом слове ничего болезненного зачастую нет, как, скажем, в слове "стол". Да, наше бессознательное конкретно, и при слове "стол" каждый вспомнит то, что актуально именно для него: кто-то – кухонный бабушкин стол, кто-то – свой письменный школьный, кто-то – стол у отца или у мамы в кабинете, и так далее. Но если кого-то с детства, условно говоря, довольно часто (и непонятно за что) били об какой-нибудь стол лицом – то у него при этом слове будет включаться триггерная негативная реакция, даже при условии, что он эти избиения мог давно забыть или вытеснить.

Вот примерно то же самое, в частности, может происходить со словом "гордиться". Одна слушательница вчера отметила потрясающую вещь: гордость за себя и свои успехи – по сути это процесс интимный. Не обязательно это кому-то говорить, это может быть чревато. А почему? А потому опять же, что в иерархическом социуме ваша гордость воспринимается контрагентом как попытка сказать "Я Начальник, а ты Дурак". Другая слушательница вспомнила, что ей в детстве внушали – мол, негоже говорить о себе "Я что-то умею", так можно говорить только тогда, когда ты это умеешь "на высшем профессиональном уровне" (то есть по сути – никогда, ибо любой профессионал всегда учится дальше). И опять же: когда вы говорите о себе "Я умею" – иерархически мыслящий собеседник автоматически достраивает фразу: "… а ты нет!" Паритетные отношения, когда оба это умеют, или когда один умеет одно, а другой другое, и ни одно другого не хуже – в иерархическом социуме не воспринимаются. Вот и звучит гордость собой – как претензия на принижение собеседника. И собеседник, мягко говоря, весьма напрягается. А если таких собеседников целая толпа?..
Но это присказка, а теперь – про оценочную зависимость.

Условно процесс воспитания детей в иерархическом социуме можно разделить на два вида. В результате двух этих видов получаются условные наши два персонажа: Петров и Сидоров. Понятно, что в реальности никогда ничего не бывает так бинарно; однако для наглядности примем, что в первом варианте воспитывают Сидорова-импульсивного, а во втором – Петрова-психастеника (причём неадаптированного, что важно).

В первом варианте часто один из родителей, а то и оба, сами являются носителями импульсивной акцентуации: что в иерархическом социуме выливается в жизненную максиму "боятся - значит, уважают". То есть добиться уважения (читай – иерархического превосходства) можно только агрессией. В таких семьях родители (чаще папа) приходят с работы и при детях рассказывают, как "он того-то и того-то сегодня на место поставил ", зачастую с применением как раз агрессии и силы. То есть ребёнок вырастает со сценарием "хочешь, чтобы тебя уважали – пугай, дави, наезжай, проявляй упреждающую агрессию". То, что подобная стратегия воспитания практически всегда имеет негативные последствия – импульсивные воспитатели об этом не думают. Им не свойственно заглядывать настолько далеко вперёд, они сами живут сегодняшним днём и детей воспитывают так же.

Кстати, один из признаков воспитания такого ребёнка – его собственная вседозволенность. Онжеребенок и поэтому ему разрешается все: и пинать других людей ногами в транспорте, и вытаскивать продукты из чужих сумок, и справлять нужду где приспичило. Зачастую потому, что ребёнок в такой семье рассматривается не как отдельная личность (ещё чего, социум-то иерархический?), а как "часть родителя", точнее – как полномочный представитель внутреннего Ребёнка этого родителя. Если в родительской личности присутствуют только две субличности - Ребёнок и Родитель, без Взрослого, и с учётом того, что у импульсивного человека с ведущим Ребёнком нет тяжелее ноши, чем подчиняться какой-то внешней цензуре и внешним правилам – такие родители решают проблемы собственных социальных ограничений за счёт своего фактического ребёнка. Вот ребёнку - можно все! А так как ребёнок – их часть, то это фактически "все можно нам, пусть и опосредованно".

Итак, в итоге вырастает нечто с убеждением "хочешь уважения – проявляй агрессию и тупую силу". Да, такого человека многие будут бояться – как боятся непредсказуемого малоадекватного животного. Но некоторые авторы популярных книг называют это качество "высокопримативностью", сиречь высокоранговостью. Наконец-то мне понятно, почему бессознательное все время воспринимает это слово как "высокопримитивность": потому что по сути оно так и есть. Даже если такой человек ведёт себя как высокоранговый примат, то в человеческом социуме это обозначает… фактически самую нижнюю ступень (кто такая обезьяна среди людей?) Особенно в социуме, где на грубую силу всегда найдётся хитрость и крючкотворство. В подобных случаях такие прямые агрессивные люди довольно часто проигрывают, а то и оказываются в местах не столь отдалённых. Но и там продолжают самоутверждаться за счёт агрессии и силы, хотя и там напрямую такое может и не прокатить порой.

Собственно, специалисты-этологи давно пишут, что импульсивные молодые самцы – это низы иерархической пирамиды. Это те самые солдаты, которых посылают в бой ради целей верховного иерарха. А чтобы они не меняли своей стратегии поведения и оставались такими же высокопримитивными (это не опечатка) – их стремление агрессировать всячески поддерживается сверху: молодцы, крутые ребята, так и надо. И ребята честно верят в то, что они крутые, и транслируют это всем вокруг. Именно такой человек ничтоже сумняшеся может сказать о себе – "Я умный". Обычно на том основании, что у него в голове одна мысль, и он в ней не сомневается. Да, да, говорят ему сверху, ты умный, только ради бога, не задумывайся над тем, что с тобой происходит в реальности, оставайся таким же манипулируемым дурачком, потому что нам это выгодно.

Но побочным действием такого социального заказа является то, что примитивные "крутые" страдают завышенной самооценкой и при этом демонстрируют всяческое презрение к сомневающимся психастеникам: вот они лохи, думают по часу над элементарными вещами!..

Это те самые рыцари без страха и упрёка, те самые ёжики, которыми нередко заказывают стать психастенические мышки. И им довольно часто сложно представить, что такие ёжики в реальности получают много проблем на свои иголки. Потому что мышкам самим с детства внушали, что ёжики – крутые, а они нет. И эти мышки с детства лелеют мечту, что все их проблемы решатся, стоит им стать такими ёжиками.

А теперь о втором варианте воспитания.

В том же самом иерархическом социуме ребёнок рождается с изначальным предназначением: быть вечным Дураком, чтобы родитель всегда мог ощущать себя Начальником. Такие дети воспринимаются как игрушки или как домашние животные, которых завели "для развлечения и ощущения собственного статуса". Кстати, помните песенку Короля из "Бременских музыкантов", которую он поёт в процессе конфликта с желающей уйти в самостоятельную жизнь Принцессой: "Дети – наше наказанье, дали им образованье, стали дети непослушны, но без них ужасно скушно". То есть дети нужны, "чтобы не было скушно". Ребёнок изначально поставлен развлекать родителя и одновременно повышать его ЧСВ. Опять же: как домашнее животное. Но каждое домашнее животное должно всегда знать своё нижнее место, даже когда вырастет большим и с зубами: его нужно сызмальства дрессировать, чтобы потом даже с зубами слушался и не смел замахнуться на хозяина. И ребёнку с малых лет предлагаются те или иные задания, которые он выполняет как умеет, а взрослые наблюдают за его неуклюжими попытками… и смеются. Их так умиляет, когда ребёнок в этих попытках выглядит беспомощным Дурачком. А самостоятельность ребёнка – их пугает. Посему в этом варианте воспитания ребёнка запугивают самостоятельностью до состояния "Если ты не будешь слушаться, мы тебя выгоним из дому, и ты умрёшь под забором, так как ничего не можешь без родителей".  А когда такой ребенок пробует делать что-то самостоятельно (например, выстраивать социальные и личные отношения в коллективе сверстников), иногда при этом сталкивается с некоторыми трудностями и потом приходит за советом к родителю, чаще всего слышит: "Ты сам виноват! Подумай, что плохого ты сделал, что все к тебе так относятся!"

Я вчера смотрела ролик по ПДД, в котором говорилось: родители, научите своих детей смотреть по сторонам. Так одна мама в комментариях хвасталась, что она с ребёнком стояла на обочине, показывала ему машины и рассказывала, как будет страшно, если машина задавит: ручки оторвёт, ножки оторвёт и так далее. И хвалилась (!) тем, что теперь ее ребёнок увидит машину в километре от себя – и заходится нервическим плачем. Так вот вопрос, сможет ли ее ребёнок без мамы ходить хотя бы в старшую школу?.. Вряд ли. Потому что его напугали этими машинами до невроза.

Точно так же и со всей самостоятельностью в целом: если ты не будешь выполнять наши приказы (иногда довольно мягкие, добрые, но именно приказы, то есть делать то, что мы хотим, а не что тебе лично вздумалось), то мы тебя изгоним из нашей семьи, из нашего коллектива, и ты останешься один, изгоем! А так как самостоятельностью тебя уже напугали – ты, изгнанный, сам ни с чем не справишься и умрёшь под забором, всеми забытый! В связи с этим цензурным прессингом у большинства людей с психастенической акцентуацией и возникает неосознаваемый страх при предложении "стать капитаном своей жизни". Потому, что в детстве над любыми самостоятельными попытками взрослые очень обидно смеялись и таким образом ребёнок раз от разу убеждался в том, что сам он, без родительской поддержки – ни на что не годен и ничего не умеет.

Во втором варианте воспитания основным инструментом манипуляции и выступает оценка. Родитель в этом случае не настолько наивен, как в первом, он хитрый, и он если уж не знает логически, то представляет на уровне эмоций и сопутствующего страха, что он сам когда-то состарится, а ребёнок вырастет и будет сильным; и как удержать нынешнее соотношение Начальник-Дурак? Для этого ребёнка с детства – чаще всего совершенно неосознанно, не специально, "только желая добра!" – начинают "макать и сажать в лужу", делая его зависимым от родительской оценки. Чтобы он не сам определял своё место в социуме по тем или иным своим достижениям (вот, кстати, запрет на "гордиться собой"), а чтобы его социальным местом управляла родительская оценка. И если он делает что-то по воле родителей, если он покорен и послушен, например, отлично учится и ведёт себя (то есть привыкает соответствовать внешним спущенным сверху требованиям) – ему говорят, что он хороший. В лучшем случае. А то просто "не ругают", и уже это считается как похвала, чтобы не зазнавался. А когда он хоть на йоту осмеливается отойти от родительских требований – ему выдаётся негативная оценка, иногда, как уже говорилось, по силе превышающая значимость проступка, чтобы наперёд знал.

А в результате на фоне "запугивания самостоятельностью" вырастает человек, который всю жизнь свою привыкает строить по чужой оценке. Который от неё зависит только потому, что он, как психастеник, привык на что-то ориентироваться, что-то анализировать и на основе этого принимать решения, но основное, на что его приучили опираться – это сторонняя оценка. Потому что "сам он дурак и ничего из себя не представляет, посему собственных решений принимать не может".

И это прописывается на уровне внутренней цензуры, ложится в самые глубокие слои. А в результате получается в общем-то довольно страшная вещь: с одной стороны, такой человек жить не может без спущенных сверху правил, устоев и в частности оценок (они для него – основной жизненный ориентир), поэтому он, даже если и отдалится от родительского оценивания, будет бессознательно искать эту оценку в любом стороннем ИМХЕ. И если даже не будет ничьего ИМХА – у него всегда есть собственный внутренний оценщик-Родитель, которого ему сформировал и взрастил родитель реальный.
А с другой стороны, он будет болезненно зависеть именно от положительных оценок, потому что именно они показывают, "правильно ли он делает", чтобы его потом не били. Он помнит, что всегда должен угодить оценщику. Это тоже одно из его базовых условий выживания, потому что если он не угодит – оценщик (а часто целый коллектив оценщиков) его "сделает изгоем, и он умрёт, брошенный и несамостоятельный, в одиночестве под забором". Просто потому что он – Дурак, не в состоянии сам принять быстро ни одного решения, вечно во всем сомневается и без помощи умных людей – пропадёт.

И вот такой Петров либо для дальнейшей жизни без родителей постоянно ищет себе очередного Сидорова (так как Сидоров - "умный", а он сам нет), либо приходит к психотерапевту и заказывает: сделайте меня Сидоровым, чтобы я тоже стал умным и крутым. Нет-нет, на моих собственных свойствах личности ничего даже не предлагайте, потому что я с детства слышу, что на моих свойствах ничего успешного сделать невозможно. Так мама сказала.

И самого психотерапевта человек с оценочной зависимостью воспринимает как Главного оценщика, который скажет, куда надо идти, определит, что хорошо, а что плохо. Причем психотерапевта нельзя перебивать, нельзя ему возражать, нельзя вообще с ним дискутировать, потому что как в детстве за проявление самостоятельного голоса ругали – так и в кабинете наверняка будут ругать! А почему? А потому что с детства так было, и цензура закрепила это намертво.

Посему любые предложения "изучить собственную личность и научиться самостоятельно управлять собственной жизнью, используя возможности этой личности" – часто наталкиваются на мощные цензурные блоки. А за этими блоками стоят неосознаваемые убеждения: "С моей личностью ничего хорошего достичь нельзя, а самостоятельно управлять – страшно, мама с детства говорила, что самостоятельность – это плохо и от этого умирают под забором".
Таким образом, подобные личности с психастенической акцентуацией, лишённые внутреннего Взрослого даже в зачаточном состоянии, консультативной психотерапии, увы, не подлежат.
Но, как правило, у большинства психастеников все-таки есть внутренний Взрослый, пусть и загнанный частенько в бессознательное. Он и помогает вытянуть эту конструкцию в логическую зону, пусть далеко не сразу и с частыми сопротивлениями, ибо цензура не дремлет.

Но ощущение "я дурак, а вот Сидоров – умный" и сама по себе зависимость от сторонних оценок действительно прорабатывается не сразу. На нем завязан тот самый синдром самозванца, о котором мы будем говорить на следующем занятии, если не будет вопросов по нынешнему.


Tags: иерархическое мышление, наши скайп-конференции
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 26 comments