Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

О 58 конференции 08 февраля: "Психастения и оценочная зависимость - продолжение"

Сегодняшний мой "отчёт" будет как раз коротким как бывает всегда, когда после той или иной нагруженной и актуальной темы приходится отвечать на вопросы. Столько разной тематики, которую и сложно упаковать в один отчёт, и не совсем этично, скажем так, выносить в открытую часть, так как вопросы задаются из довольно интимных и болезненных областей бессознательного.
Поэтому я расскажу только про один момент из вчерашней конференции.

На прошлом занятии НН рассказывал об уничижительном действии смеха взрослых над ребёнком, о том, что такой смех формирует и запускает оценочную зависимость как таковую, а вчера пришлось уточнить по этому поводу два момента.

Первый – о разнице между шуткой и насмешкой.

Вкратце это будет так: если несколько людей в компании равно обмениваются трансакциями Ребёнок-Ребёнок и смеются – это шутка. А если в этой компании один становится объектом шутки и по отношению к нему остальные члены компании формируют трансакцию Родитель-Ребёнок, когда этого одного намеренно ставят в смешное/глупое/положение и смеются уже конкретно над ним – это насмешка. И в случае насмешки неправомерно говорить, что "у тебя нет чувства юмора". Потому что то, что делается в данном случае, уже никак к юмору не относится. Целью насмешки является – "опустить" человека в его иерархическом статусе, короче говоря – сделать Дураком. Чтобы тот, кто насмехается, ощутил себя хотя бы в этот момент Начальником.

Таким образом, потребность в том, чтобы насмехаться над кем-то, испытывают обычно люди, не уверенные в своём действующем иерархическом статусе, недовольные им, грубо говоря – "втайне ощущающие свою социальную ущербность". Кстати, от таких насмешек недалеко и до прямого хамства. Там это чувство социальной ущербности хамящего вообще определяет всё.

И второй момент – смех объектный и субъектный. Потому что с первого раза сложно бывает определить в некоторых случаях, что является шуткой, а что – насмешкой. Вот, допустим, рассказываете вы анекдот про евреев/чукчей/блондинок и так далее. Это шутка или насмешка?

Для ответа на вопрос в таком виде - не хватает данных, потому что неясно, какую трансакцию вы вкладываете в этот анекдот. Но обычно – если смех идёт абстрактный, без привязки к конкретному субъекту, без потребности и желания "опустить его иерархически" – то скорее всего это шутка. А если смех – субъектный, если тот же анекдот имеет целью высмеять конкретного представителя (представительницу) группы, про которую рассказывают – то это насмешка.

Здесь ещё может включаться реакция, обусловленная той или иной психотравмой, комплексом жертвы и так далее, так что, увы, действительно бывает, что кто-то декларирует откровенную насмешку как шутку, а кто-то шутку воспринимает как прицельную насмешку. Последнее, кстати, часто бывает тогда, когда человек с детства травмирован тем самым "издевательским родительским смехом" и посему у него сформировалось постоянное ощущение, что любой смех в компании – это непременно над ним, любая абстрактная шутка в разговоре – непременно в его адрес, и все только и делают вокруг, что ловят его на чем-нибудь нелепом, чтобы над ним посмеяться.

И вот с этой мысли мы в ближайшее воскресенье начнём тему о синдроме самозванца.


Tags: иерархическое мышление, наши скайп-конференции
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 29 comments