Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

О 62 конференции 22 марта: оценочная зависимость

Вчера у нас получилась ещё одна весьма интересная конференция. Так любопытно раскапывать вроде бы уже устоявшиеся понятия: можно обнаружить столько разных вещей, из которых зачастую и складывается основа довольно распространённых проблем. А думая о них – почему-то мало кто внутрь копает.

В общем, говорили мы вчера про формирование оценочной зависимости. Про то, как она возникает сама по себе, а уже с ее помощью формируются как синдром самозванца, так и перфекционизм (о перфекционизме как раз после этой темы будет отдельная конференция).

Слово "оценка" семантически, логически и вообще всяко связано со словом "цена". Свободный человек цены не имеет, можно так или иначе оценивать только результаты его труда. Оценивать человека в целом можно только как вещь или как раба (особенно такого, которого продают на невольничьем рынке и нужно дать ему адекватную цену).

Собственно говоря, с учётом того, что наша цензура из крепостного рабства плавно переросла в социалистическое, а рабами иерархической системы многие остаются до сих пор - мало кого удивляет, что существует такое понятие, как "оценка человека в целом". Отсюда первый вывод: если кто-то напрямую пытается говорить "Мне не нравится, что ты делаешь, как ты живёшь" и так далее – этот человек считает или намерен считать вас своим рабом, своей вещью, своей собственностью.

Ещё одна любопытная вещь: оценочные проблемы, вытекающие из сложностей вписывания в окружающие стандарты, часто связаны не столько с акцентуацией, сколько с мотивационной группой. У чистого второгруппника нет никаких проблем с самооценкой, потому что его оценка - это социум, это тот "списочный минимум", который позволяет ему быть "не хуже других, как все или лучше других". Есть у него квартира, машина, дача, семья и дети? Значит, он молодец, он хорош и правильным путём идёт. Нету? Значит, он плох, может заниматься самоедством, если никак не может сравняться с актуальным для себя социумом. А вся эта рефлексия и самопознание – это, как считает большинство второгруппников, "для слабаков и лохов".

А вот третья группа – там большей частью все чужие, непонятные. И самая проблемная область – на пересечении: когда третьегруппная личность обретает контаминированную второй группой внутреннюю цензуру. Как тот самый черепашонок, выросший с попугайчиками и никак не могущий понять, почему же все вокруг могут взлететь на дерево, а он – нет.

Вообще с третьегруппниками массово очень неудобно: стандартные драйвера "делай так, как все, и будешь молодец" им не подходят, а искать каждый раз нестандартные – слишком хлопотно. Вот и пытаются их довольно часто прогнуть под эти удобные другим стандарты, переломать ещё с детства, в детстве это обычно бывает проще.

Часто "плохая оценка всего человека" связана с определённым порицанием, наказанием, насилием в отношении этого человека: что наиболее значимо отзывается на личностях с психастенической акцентуацией в силу их повышенной сензитивности. Особенно если эти личности пребывают в детском возрасте и вокруг них множество иерархически настроенных взрослых, которые вовсю раздают оценки вида "ты мне не нравишься" и связанные с этим порицания, моральные или физические. И второй момент – проблема оценочной зависимости начинается там, где человека не с самым стандартным взглядом на жизнь пытаются втиснуть во внешние стандартные и что чаще – иерархические рамки, чтобы он соответствовал не столько общепринятым устоям, сколько желаниям конкретных окружающих его людей. И за каждый промах его порицают, иными словами – так или иначе наказывают, что он воспринимает весьма болезненно. Причём в этих внешних требованиях человек не видит логики, ему никогда ничего не поясняют: "Так надо - и всё", "Так нельзя – и всё", а основным аргументом выступает "Потому что я так сказал(а)".

Психастеник в такой ситуации полностью теряет возможность наблюдать, анализировать и понимать, у него не развивается здравый скепсис и внутренний Взрослый (хорошо, если в таком случае у него есть какие-то другие социумы/источники информации, где он может тренировать логику и самопознание). И в итоге он машет рукой и говорит: "Я ваших требований понять не в состоянии, поэтому вы просто скажите мне максимально точно, что вы хотите, чтобы я делал для того, чтобы вы меня не ругали, не били и не наказывали".

Всё. Можно считать, что ловушка захлопнулась и мышка попалась: начала формироваться оценочная зависимость. Человек постепенно убеждается (точнее, его убеждают) в том, что сам он определить и понять ничего не может, а так, как он поймёт – для тех, кто его наказывает, всегда будет неправильно. Поэтому он успокаивается на том, что он сам ни черта в этой жизни не понимает и делегирует право решать за него людям посторонним: пусть они постоянно говорят ему, что он должен делать, чтобы избежать их недовольства.

Для человека, попадающего в такую зависимость, опять-таки слово "самостоятельность" – страшный жупел. Потому что если его отвергнет внешний оценщик – сам он полностью потеряет все жизненные ориентиры и. по слову того же оценщика, "умрёт в одиночестве под забором". Это та самая ситуация, когда человеку изначально отказывают во всех правах, начиная с права иметь собственного внутреннего Взрослого и даже, по факту, собственного внутреннего Родителя: Родитель у него остаётся фактически только внешний, а внутренний становится полномочным представителем этого внешнего. Чтобы даже в физическом отдалении часть внешнего оценщика всегда была внутри.

И ещё у него есть внутренний Ребёнок, который пугается всякий раз, когда ему предложат "справляться без Родителя или как-то подвергнуть сомнению его указания". Это мало того что страшно, потому что нет опыта, но ещё и чревато последствиями, потому что за любое несоответствие Родительским требованиям этот Родитель начинает бить и наказывать. Поэтому – никакой самостоятельности, никакого собственного мнения, только ориентация на внешние оценки, причём – жизнь положить на то, чтобы эти оценки были только положительные, извините за невольную тавтологию.

А зависимость, как и любая аддикция, тем и чревата, что человек, во-первых, обретает болезненную задачу "непременно нравиться всем", и во-вторых, любое стороннее ИМХО начинает воспринимать как полноценную оценку, которой он, по слову его внутреннего Родителя и по его личному горькому опыту, обязан прислушиваться и стараться, чтобы его оценили положительно. Иначе возникает бессознательный страх: побьют.

Помните, я много раз в разных постах предлагала идею, что факт оценки, как любая трансакция, требует двух участников и двух действий: первое – вынесение оценочного суждения, второе – акцептирование этого суждения в качестве значимого. Как рукопожатие: один протягивает руку, другой ее пожимает. В одиночку рукопожатие не состоится.

Но только сейчас я начинаю понимать, что человек с болезненной оценочной зависимостью просто не может себе представить, как это – не принимать то или иное суждение оценочного характера как значимую оценку и не пытаться угодить такому оценщику (или, как вариант, не пытаться набить ему морду за его оценку). Когда говоришь такому человеку "Мало ли кто там что сказал, почему тебя это задевает, сделай шаг в сторону и пройди мимо" – его внутренняя цензура начинает бунтовать: как это – пройди мимо? Эта болезненная реакция сродни подобной реакции на хамство на цензурном уровне: "Тот, кто повышает на меня голос, кто мне хамит и мной командует – мой Родитель, он наверняка имеет право это делать, иначе бы он так не поступал" (кстати, это один из примеров того, когда Взрослый – логика – есть, но находится в жёстком подчинении у внутренней цензуры). То же самое и здесь: "Тот, кто высказывается в отношении меня в оценочном ключе – наверняка имеет право меня оценивать, и вообще такое право имеют все вокруг, кроме меня самого, потому что они понимают в этой жизни, а я нет". Причём нередко даже негативное высказывание в адрес некоей группы, к которой себя причисляет человек с оценочной зависимостью, воспринимается им как негативное высказывание в его личный адрес.
И всё это намертво прописано во внутренней цензуре, и никакой логикой зачастую это не перевесить.

Даже известную поговорку "Я не сто евро, чтобы всем нравиться" – человек с оценочной зависимостью слышит примерно так: "ты не сто евро, это факт, и поэтому кто угодно может оценить тебя негативно. Старайся научиться нравиться всем и стать как сто евро". Вообще оценочная зависимость, как ни кощунственно, выгодна окружающему социуму, потому что с ее помощью крайне просто манипулировать людьми. "Сделай, как я хочу, а иначе я буду считать, что ты плохой".

И тут опять дежурный закономерный вопрос: что со всем этим делать?
Предположим по умолчанию, что ответ на встречный вопрос "Что вы хотите в итоге сделать" получен примерно такой: "Мне это всё надоело и мне не хочется больше жить с оценочной зависимостью. Я хочу, чтобы у меня ее не было. Что я могу предпринять, чтобы достичь этого?"

Если формулировать это в виде кратких заочных советов, то прежде всего важно выходить из иерархического оценочного модуса, перестать считать себя рабом и товаром, отрастить здравый скепсис и усилить внутреннего Взрослого. Стать, наконец, капитаном своей собственной жизни: именно капитаном, облечённым знаниями, правами и подготовкой, а не маленьким юнгой, которого выкинули с корабля в незнакомом порту без денег, на верную смерть от голода и холода, потому что он ослушался боцмана. Обрести собственную – даже не самооценку, а само-знание, адекватное представление о своих возможностях и ресурсах, пополнить при необходимости свои умения и навыки. Логически проанализировать, откуда другой человек может знать о вас больше, чем вы сами. Почему вы вообще отказываете себе в праве что-либо о себе и о жизни знать.
Но.

Одна слушательница на конференции назвала это "словами, за которыми ничего не стоит". Почему не стоит? потому что людям, у которых на пути ко всему этому лежит внутренняя цензура, таких перспектив – не видно. Точнее они воспринимаются как рассказы о какой-нибудь стране розовых пони, "потому что в реальности так не бывает и быть не может". Но чтобы увидеть в этом собственную перспективу – нужно, во-первых, вывести в сознание, что здесь массово стоят цензурные блоки, а во-вторых, лично захотеть засучить рукава и разбирать эти блоки по кирпичику. С помощью психотерапевта.

И вот здесь в очередной раз пришлось озвучить, почему тут важен со стороны психотерапевта именно консультативный (Взрослый) подход, а не директивно-Родительский.

Потому что если человеку, который не умеет ходить без костылей, предлагать другие костыли – он от этих костылей все равно не откажется. Он так и будет на костылях ходить, только уже на других. На докторских. И фактически заменит одну зависимость на другую.

Психотерапевт, предлагающий помочь вам научиться ходить самостоятельно, оказывает поддержку прежде всего вашему Взрослому, помогает ему научиться действовать и занимать адекватное место в структуре ваших субличностей. Одновременно он защищает вашего Ребёнка, которому страшно оставаться одному "без защиты". И только потом вы составляете для себя с помощью терапии нового внутреннего Родителя, с новыми адекватными для вас установками, который будет вам помогать, а не мешать. В своё время целая статья об этом написана.

Но для этого и нужно от клиента не только время и деньги, а ещё и готовность вкладывать свой собственный труд в этот процесс. А ещё раньше - мотив вырастить и обучить собственного Взрослого.
Потому что сколько угодно людей, которым и без Взрослого хорошо. Но это всё, собственно, не для них рассказывается.

В следующее воскресенье мы пока планируем перейти к перфекционизму, но я вот сейчас думаю – все-таки логичнее оставить занятие под вопросы по оценочной зависимости. Все-таки тоже тема непростая и в одно занятие вряд ли уложится.

Tags: наши скайп-конференции, оценки и оценщики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 247 comments