Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

"Спросите доктора Нарицына" - "Про изгоев"

Представляем двадцать седьмой выпуск нашего нового проекта: мини-интервью с психотерапевтом "Спросите доктора Нарицына". Пояснительный пост о том, что это такое, а также для приёма вопросов от читателей, находится здесь.
А здесь - планы ближайших выкладок и ссылки на сами предыдущие выкладки.

Тема сегодняшнего выпуска - "Про изгоев". Вопросы задаёт юзер kotvaska16 .


Н.Н.: - Обсуждение некоего явления желательно начать с конкретизации термина. Кто такие изгои? Согласно толковому словарю Ушакова, изгой в древней Руси - человек, оказавшийся вне общественных группировок вследствие утраты каких-нибудь социальных признаков. А по Ожегову изгой - человек, вышедший из своего прежнего социального состояния, например – вышедший из общины крестьянин, вольноотпущенник, разорившийся купец.
И только в переносном смысле изгой – человек, отвергнутый обществом.
Так или иначе в изгои попадает та личность, которая не вписывается в определённые каноны/традиции/требования некоего социума. И по этой причине его отвергает этот конкретный социум.

По большому счету, изгой – тот, кто отличается от остальных членов того или иного социального образования. Самый известный пример изгоя –  белая ворона. И здесь определённую роль играет так называемая ксенофобия: боязнь чужих, непохожих, пришлых.

С биологической точки зрения ксенофобия – механизм сохранения генетической стабильности: "чужака" изгоняют, чтобы он не нанёс определённого ущерба наследственности вида. Чтобы не спарился ни с кем из членов стаи/стада. И у людей проявления ксенофобии – неприятия и отвержения "непохожих на нас" – базируются большей частью на биологических механизмах, чаще всего не осознаваемых: человек может не отдавать себе отчёта, почему ему так неприятен тот, кто "не такой, как все" хоть в чем-то. Просто неприятен – и точка. Надо как можно скорее прогнать его подальше. Или заклевать всем миром.

Но в человеческом обществе (раз уж люди некоторым образом отличаются от животных) действуют не только биологические законы. Прежде всего, у человека внутривидовая вариабельность гораздо шире, чем у животных. Во-вторых, прогресс в человеческом обществе опирается как раз не столько на стабильность, сколько на изменчивость, на приспосабливаемость к новым условиям постоянно меняющейся среды.
И в-третьих, как ни парадоксально, сейчас постепенно устаревает сам термин "изгой". Прежде всего потому, что сейчас одиночка, изгнанный из некоего социума, вполне способен выжить самостоятельно. Кстати, по этому поводу становится меньше браков, заключённых по принципу "так надо и чтобы было". А ещё современный человек способен создать вокруг себя свой собственный круг общения, а не довольствоваться готовыми. Стирание границ общения с помощью того же интернета, роста языковой интеграции и доступности знаний о психологии общения этому весьма помогают.

Но внутренняя и общественная цензура весьма ригидна (тугоподвижна): и страх "стать изгоем" живёт в бессознательном многих людей. Особенно если этот страх сознательно или бессознательно подпитывался с детства на уровне жизненного сценария значимыми взрослыми. Это может быть как напрямую "ты ненормальный, ты ни в одно общество не впишешься, тебя отовсюду выживут и ты умрёшь под забором", так и косвенно, с помощью все той же "соборности", неадекватного коллективизма, стирания и запрета личных границ, системы "свой своему поневоле друг" и так далее.

И больше всего в итоге такой страх выражен у людей нестандартных: у тех, кто находится по любую сторону от пика той гауссианы, про которую я рассказывал в одном из недавних докладов.

С точки зрения теории жизненных мотиваций – это те представители третьей мотивационной группы, которым не позволили вырастить собственного внутреннего Взрослого (интеллект, анализ, прогностическое мышление) и применять его на практике.

Потому что аналитическое мышление опять же может озадачить своего носителя: если некий социум выраженно ригиден и следование его устоям откровенно становится поперёк логически развития человеческого общества – так ли уж чревато последствиями стать изгоем именно из этого социума?.. То есть человек с развитым Взрослым теряет практически всю подвластность манипуляциям, которую мог бы иметь, а тому же иерархическому обществу это некомфортно.


- Мне непонятно, почему изгоями часто становятся те члены сообщества, от которых можно получить пользу. В смысле, зависть, странность этих людей - это понятно, но ведь можно их хотя бы не гнобить, а просто пользоваться ими? Это полезнее для сообщества, чем бить камнями.

Н.Н.: - Боюсь, что в разных сообществах будет и разное понятие пользы. В социумах, где сильно выражена иерархическая составляющая, польза для многих в том, что рядом будет гарантированно кто-то, кто вместо них будет тем самым изгоем: потому что в любой иерархии должен быть омега, и "пожалуйста, господи, пусть это буду не я" – думает практически каждый член этого общества. Соответственно, польза для такого социума в том, что в нем будут те, кого можно будет именно гнобить: ведь если их не будет, начать гнобить могут кого-то другого, причём кого угодно. Было бы желание, а за что – найдётся.

А польза в плане партнёрских отношений – это понятие точно не из иерархического словаря. Люди с иерархическим мышлением в принципе не представляют себе взаимодействия на равных: это в их картине мира не присутствует вообще. Ты начальник – я дурак, я начальник – ты дурак. И всё. Взаимовыгода и прагматизм – эти слова, если помните, до недавнего времени вообще были ругательными.

И в любом случае, социум, который действует в основном по биологически-ощущенческим принципам, не может игнорировать внутреннего чувства "Он не такой, как все – ату его!" А потом включается цензурный компонент в виде убеждений типа "Паршивая овца все стадо портит", так вот чтобы стадо не испортилось – паршивую овцу нужно низвести и желательно прогнать подальше. Только мало кто учитывает, что когда эта овца будет изгнана, роль ее в социуме станет вакантной, и шанс занять это место получит кто-нибудь другой, в том числе из тех, кто ее гнал.


- По логике вещей, изгои не должны объединяться, чаще в эту категорию попадают люди самодостаточные, вольномыслящие и вообще одиночки, но они все же пытаются держаться вместе, хотя это у них может получаться и не очень хорошо. Зачем они это делают, ведь они имеют развитую логику и понимают, что эти попытки объединения не принесут много пользы, а потраченное время несоразмерно усилиям.

Н.Н.: - Дело в том, что противостоять некоей агрессии эффективнее всего вместе. И против кого-то или чего-то объединяться несколько проще. Это прекрасно знают те, кто любит изобретать в тех или иных социумах "внешнего врага". Подозреваю, что Маяковский, когда говорил "горе одному, один не воин" – именно этот аспект имел в виду: в мирной жизни одиночка вполне может существовать, но когда его начинают, как говорилось выше, гнобить – он может испытывать некоторые трудности с самозащитой (учитывая ещё и вероятность некоего сценарно-цензурного компонента "если коллектив плюнет на тебя, ты утонешь"). Поэтому становится естественным стремлением создать некий свой коллектив, некое объединение в борьбе против агрессивной социальной среды. Да, вы правы: таким личностям это подчас удаётся с некоторым трудом. Собственно, Мастер-класс как психоаналитическая группа когда-то был создан в том числе затем, чтобы помочь нестандартным личностям адаптироваться, не теряя собственного психологического лица, личных границ и личностной структуры. И не ломая себя в угоду обществу. Судя по тому, что эта группа до сих пор функционирует – проблема адаптации нестандартной личности в стандартном иерархическом социуме пока что существует.


- Почему дети-изгои часто стараются прибиться в классе к лидерам, а не к середнячкам? Ведь лидеры, как правило, не те люди, которым вообще стоит доверять. Что это? Развитое чувство собственного достоинства и делание принятия заслуг? Или что-то другое?

Н.Н.: - Здесь я могу быть несколько жёсток в формулировках, к сожалению, но факт есть факт: если социум иерархический (а именно в таком и возникают изгои), то омега вынужден искать защиту прежде всего у сильного. Поскольку безопаснее бывает угодить кому-то одному и стать, простите, его "шестёркой", чтобы тот начал защищать свою фактически собственность от прочих агрессоров, чем пытаться прибиться к массе, причём как раз к той массе, которая и делает омегу омегой: за счёт того, что каждый из них рискует занять его место, и чтобы снизить шансы на это, тщательно унижает того, кто уже есть.
А вопрос доверия здесь большей частью, к сожалению, вообще не стоит. Здесь речь идёт о выживании.

Правда, личности с тем самым развитым внутренним Взрослым, с логикой, часто не пользуются ни тем, ни другим способом. Они именно что пытаются разработать хотя бы примерную стратегию самостоятельной адаптации в подобных коллективах или их смены на что-то другое, если есть такая возможность. Но опять же – после тщательного анализа. Иногда в таком анализе поначалу им приходится помогать.


- Почему изгоями становятся также люди с ограниченными возможностями? Это страх сообщества получить такую же травму или болезнь? Или что-то шире? Просто по идее общество учит быть милосердными к инвалидам и при этом члены этого самого общества часто отводят глаза и стараются не общаться с инвалидами. Кем бы, кстати, эти инвалиды ни были, учёными или спортсменами, или просто добрыми хорошими людьми.

Н.Н.: - Здесь, к сожалению, тоже чаще всего первична животная ксенофобия: "он не похож на всех нас – изгнать его!" Любые отличия от обыденной массы могут спровоцировать такую реакцию, а те или иные ограниченные возможности – тем паче. Ведь снова: если социум иерархический (а наличие изгоев – это опять же основной признак именно такого социума), то "не такой, как мы" там однозначно означает "хуже нас", а уж если человек в чем-то ограничен и это видно внешне – это и подавно значит "он хуже нас, ему и быть омегой в нашем стаде, ату его!" Главное – что кто-то другой, хотя бы временно, будет этим омегой. Не тот, кто кричит "ату".


- Почему в детских (да и во взрослых, будем честными) коллективах часто достаточно одного слуха, чтобы человека стали чураться. Причём слух может быть даже опровергнут, сфера вакуума вокруг человека все равно останется.

Н.Н.: - Чаще всего это снова тот же механизм: "Нам надо кого-то затравить – так давайте затравим кого-нибудь, но только не меня". Вообще - вспомним, что в иерархических социумах не бывает равноправных отношений в принципе, и роли распределяются по системе "сверху вниз". И страх оказаться в самом низу или близко к этому заставляет подчас вполне добропорядочных людей даже на основе неподтверждённых слухов распространять гадости о соседях по социуму: только "пожалуйста, пусть внизу этой системы буду не я".
А для подобного очернения хватит любой малости: как в старой поговорке "То ли Петров украл, то ли у него украли – но в какой-то краже Петров замешан".
И даже если слух не подтвердился – отказываться от ощущения "слава богу, не я изгой" – очень не хочется. Именно поэтому зачастую от опровержения слухов по большому счету ничего не меняется.


На вопросы отвечал врач-психотерапевт Нарицын Николай Николаевич
Записала Нарицына Марина

Tags: "спросите доктора Нарицына", иерархическое мышление, такие разные люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 39 comments