Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

О 76 конференции 05 июля: шизоидность, аутизм и синдром Аспергера, часть 1

Как мы и подозревали, в одну вчерашнюю конференцию всю тему про аутизм и синдром Аспергера уложить не удалось. Соответственно и конспекта цельного пока сейчас не получится: черновики в наличии, но я ещё вчера по ходу записывания поняла, что у меня по сути только первая часть, а вторая будет в следующее воскресенье. Поэтому сегодня я расскажу только начало, а целиком материал как бы не на статью тянет. Каковую статью и придётся писать для обновления 15-16 июля, как раз перед отпуском.
Но с другой стороны – практически идеально: мы отправимся отдыхать, а статья будет работать.
Итак, кратко про вчерашнее занятие.

Начали мы с шизофрении, как ни странно. С того, что даже изобретатель этого диагноза доктор Блейлер не мог бы сказать точно и однозначно, что такое шизофрения. И до недавнего времени шизофрения была… не сказать чтобы модным, но весьма распространённым диагнозом, которым наделяли в том числе всех неугодных, нестандартных, непонятных, "желающих странного" и т.п. Но, собственно, разговоры о том, чтобы исключить шизофрению из МКБ как болезнь, ведутся давно, так как болезнь обычно имеет источник (возбудитель, причину), течение (в том числе латентный период), синдром малых признаков (когда признаки похожи на всё, что угодно), манифестацию (вчера человек считался здоровым, а сегодня вдруг!), клиническое течение (симптомы начинают складываться в клиническую картину) и два варианта развития: с лечением и без лечения.

И шизофрения в эту структуру никак не вписывается. Единственное, что безусловно именно при этом заболевании – наличие некоторого "дефекта" (социальная декомпенсация, потеря бытовых навыков и т.п.), плюс – при некоторых видах - бред и специфические системные галлюцинации (как пример – фильм "Игры разума".). Однако выраженный, зашкаливающий шизоид в состоянии декомпенсации тоже может частично удовлетворять этим требованиям – и при том будет совершенно психически здоров. То есть граница между болезнью и здоровьем здесь очень зыбкая, и ее можно при желании двигать в ту или иную сторону.

Но на всё имеется некая мода, даже на диагнозы: и сейчас шизофрению постепенно вытесняют диагнозы современные: аутизм и синдром Аспергера как мягкая форма аутизма.
Кстати, даже у Березина в последней книге про СМИЛ 8 шкала теста – шизоидность - названа "Аутизация".

Сегодня аутистом запросто можно назвать любого человека, который не хочет ни с кем общаться. Или ребёнка, которого ставят в угол в наказание, а он стоит там с удовольствием, да ещё и не спешит выходить. А то и умышленно хулиганит, чтобы снова очутиться в углу. Редко кто пытается понять природу таких потребностей, особенно в социуме, где "нормальным" считается все время пребывать "с моим здоровым коллективом" (с). Не стремишься пребывать с коллективом – готов диагноз: аутист. А у такого поведения могут быть самые разные причины, часто не имеющие ничего общего с болезнями.

Но поле для гипердиагностики здесь огромно: в разных источниках можно лицезреть так называемую "аутистическую триаду", на основании которой часто выносится приговор ставится диагноз. Судите сами:
• недостаток социальных взаимодействий;
• нарушенная взаимная коммуникация;
• ограниченность интересов и повторяющийся репертуар поведения.

Если все это у человека наличествует, то он якобы аутист. А теперь взглянем:
- кто определяет "недостаточность" социальных взаимодействий? Для кого это недостаток, по какой шкале?
- в каком смысле, по каким критериям определяется нарушенность взаимной коммуникации? Если вы что-то говорите человеку, а он вас не понимает – вы аутист?
- ограниченность интересов – в каких границах это определяется, кто это решает? Я на конференции приводила пример про ребёнка в садике, который читает Энциклопедию юного астронома, тогда как все идут слушать сказку про курочку Рябу. Ему эта курочка уже совершенно неинтересна, однако все должны ее слушать – и он тоже: он не хочет и отказывается раз за разом – интересы ограничены, взаимодействие нарушено, репертуар повторяется, всё - аутист. И теоретически под эту триаду опять же можно подвести любую психически здоровую, но нестандартную личность "с другой стороны гауссианы".

НН дальше очень подробно рассказывал о механизмах нарушения взаимной – прежде всего невербальной – коммуникации у реальных аутистов: мне нужно ещё раз переслушать запись, чтобы изложить это последовательно и подробно, что я и сделаю на следующей неделе. А пока только скажу, что все это много сложнее, чем "ребёнок не играет со сверстниками и не имеет много друзей".
Кстати о друзьях: шизоидов (с одной стороны) и аутистов (с другой) часто путают с интровертами. Самый известный факт такой официальной путаницы заключён в книге "Преимущества интровертов" Марти Лэйни, которую издательство давало НН на рецензию. Теперь мы искренне рекомендуем эту книгу психастеникам и шизоидам, особенно имеющим прагматическое мышление: потому что она именно про них, а не про интровертов. И примерно на ту же тему мы планируем собственную книгу под рабочим названием "Странный Я".

Продолжение и новые подробности следуют через неделю.


Tags: наши скайп-конференции
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 69 comments