Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

О 77 конференции 12 июля: шизоидность, аутизм, синдром Аспергера - продолжение

Сегодня выкладываю ещё один краткий, тезисный конспект конференции: все остальные усилия будут брошены чуть позже на написание статьи по данной теме. С ней хорошо бы успеть до отпуска.

Итак, коротко про то, о чем говорили вчера.

Нестандартность личности как таковая представляет выраженную угрозу для иерархического социума. Как минимум, нестандартной личностью сложно управлять (стандартные драйвера не подходят (с)), такая личность плохо манипулируема (как минимум, на неё сложно давить по принципу "у тебя всё не как у людей", такой человек обычно не испытывает выраженной необходимости делать как все). А если его заставлять (в том числе с точки зрения внутренней цензуры) – это становится поводом для невроза, так как бессознательное все равно будет сопротивляться.

Говоря о синдроме Аспергера, многие пишут, что это "мягкая форма аутизма". Но какими приборами измерить мягкость или жёсткость в данной ситуации? И вообще трудно уложить нечто в линейно-шкальную систему, не имея определённых параметров измерения и сравнения. Точно так же сложно сформировать удобные и однозначные признаки аутизма: аутисты, как и шизоиды, все разные. И сейчас получается, что в корзинку с надписью "аутизм" бросают всё, что ни попадя. У нас, когда мы давали статьи в газеты,  был один знакомый главный редактор, который говорил так: "Всё, что непонятно лично мне, идёт в рубрику "Психоанализ". Точно так же всё, что бывает непонятно конкретному специалисту, подчас идёт у него в рубрику "Аутизм".

Об аутистах и интровертах. Марти Лэйни, о которой мы уже упоминали на прошлой конференции, под заголовком "Интроверты" пишет одновременно о психастениках и шизоидах, если судить по тексту книги. Нам пришлось несколько забежать вперёд (нам ещё предстоит говорить прицельно об интроверсии и экстраверсии), но здесь в терминологии тоже есть своя неопределённость: Юнг называл интровертами и экстравертами людей с "направленностью эмоций" внутрь или вовне, а Леонгард говорил о некоторой сосредоточенности или рассредоточенности потребностей в общении и их реализации. В любом случае, говоря об интроверсии, часто путают причину и следствие: того же шизоида, который избегает широкого общения в силу тех или иных трудностей социальной адаптации, называют интровертом. Вообще НН предлагал такую разницу между бытовыми понятиями "аутист" и "интроверт": если человек не стоит на учёте у психиатра, его называют интровертом. А если стоит – аутистом.

Ещё был интересный момент – что такое "научиться общаться". Почему-то многие понимают под этим термином что-то вроде "общаться так, чтобы быть приятным для всех в общении". Чтобы говорить не о том, что интересно тебе самому, а исключительно о том, что занимает твоего собеседника. Но в нашем тезаурусе "научиться общаться" обычно значит несколько другое: научиться прогнозировать реакции собеседника, в том числе реакции стандартные, даже не будучи стандартно мыслящим человеком. А уж что потом делать с этими реакциями – как говорится, возможны варианты, из которых вы сами будете выбирать в зависимости от ваших целей, выгод и задач.

Кстати, широта общения ещё не говорит о психическом здоровье. Но опять же есть стандарт: люди, мол – социальные животные, поэтому каждый человек должен стремиться к общению с себе подобными, если не стремится или стремится избирательно – то он аутист. Но все нестандартные личности имеют сложности в общении с обыденным большинством. Потому что просто не находят общего языка: плюс ещё то, что в стандартном обществе обычно наличествует и определённая стандартизация интересов по полу, возрасту и социуму. Условно говоря, девочки должны говорить о принцах, мальчики – о машинках, девушки – о Доме-2, юноши - о пиве, мужчины – о футболе, женщины – о косметике, женщины с детьми – о колясках и молочке, и так далее. И упаси боже сойти с этих рельсов. Сразу объявят ненормальным(ой). Потому что – "какие нужно иметь свихнутые мозги", чтобы вообще задумываться о чем-то ином: нестандартном, незнакомом и собеседнику неинтересном.

А ещё обычно идёт восприятие следующего плана: "Нормальный – это как я. Все, кто не похож на меня – ненормальные". И самое грустное, что подобный критерий применяется в том числе и некоторыми врачами.

К слову – вспомнилось не так давно читанное про печально известный "рубашкогейт", когда учёный вышел в люди, не соблюдя дресскод. Кто-то говорил, что-де он специально хотел женщин обидеть! Мол, мужчина – тире злоумышленник.
Я тогда на свою голову вмешалась и сказала, что он на эти картинки на его рубашке вообще мог внимания не обратить. Ему могло быть вообще без разницы, что нарисовано на том, что на нем надето.
Реакция сменилась на другую: "Как это – все равно, что на тебе нарисовано? Да он ненормальный! Всем нормальным людям не все равно!"
То есть куда ни кинь – везде клин :)

Но если опять говорить о стандартах – то стандартный мозг обычно занят только тем, что происходит здесь и сейчас. И люди с таким мышлением понимают друг друга только потому, что фактически смотрят в режиме реального времени один и тот же фильм с одного и того же места. И им в голову не придёт, как можно по доброй воле задуматься о чем-нибудь, что происходит не сейчас и не здесь, типа какого-нибудь расчёта траектории Цереры и так далее.

Про термин "аутята" в контексте данной цитаты тоже сказали пару слов. На самом деле термин очень говорящий. Аутёнок – не просто аутист, а аутист-дитя! - это вечный ребёнок, которому всегда нужен опекун-родитель. Таким образом многие родители избавляются от собственного страха "Вот ребёнок вырастет, и мама (папа) станет ему не нужна (не нужен)".

Известно много случаев, когда родитель(ница) активно содействует постановке ребёнка на психиатрический учёт и/или требует для своего дитя официального диагноза. Причин тому довольно много: например, родители могут стыдиться своего "бракованного" ребёнка, поведение которого не соответствует общепринятым в данном социуме стандартам, и тащат его в этот стандартный социум хотя бы как "больного" – чтобы общество не изгнало оттуда самих родителей. Но есть и такой момент: кто-то из родителей искренне полагает, что ребёнок с диагнозом будет более защищён. К нему не будут предъявлять выраженных претензий и высокий требований: что с него взять, он же больной и ненормальный.
Будет ли это полезно самому ребёнку – вопрос часто не рассматривается. Достаточно того, что так считают родители.

И таким образом у нас на одну из внезапно дополнительных конференций сформировалась новая тема: моббинг нестандартных личностей и способы защиты.
Приходите слушать, кому актуально.

Tags: наши скайп-конференции, про детей и их родителей
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments