Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

О 27 конференции 30.10: Сексуальность в криминальной среде

План-тезис - о чем говорилось. О сексуальном насилии тоже говорили, но в плане отдельно это не акцентировалось, а в конференции минут 20 заняло.

Итак:

"Секс – часть культуры (субкультуры) общества или социума" (И.Кон)

Брезгливое отрицание (вытеснение) этой субкультуры и отказ изучать ее в научной среде

Многое отдано на откуп прокуратуре и покрыто мраком секретности

Если общество закрывает глаза на сексологию как науку, а также на "низменную" криминальную субкультуру, то мы получаем людей с дважды завязанными глазами

Чаще всего если что-то и увидят, то в обсуждениях дальше "Родительского комитета" (по Берну) и рассуждений "как должно быть" речь не идет

Попробуем подойти с точки зрения научного анализа – то есть расщепления на составляющие

Анализ системы человек-среда:

Секс-культура закрытых однополых коллективов: армия, флот, учебные заведения с раздельным обучением и содержанием вне семьи и общества, рабочие коллективы с детерминированным по полу в силу несовершенного технологического процесса трудом в градообразующих предприятиях малых городов

Этой категории полностью соответствуют современные исправительные учреждения, где одним из наказаний является ограничение сексуальности.

Вторая составляющая проблемы – люди, совершившие преступления, склонные к нарушению законов и принятых в обществе социально-этических норм совместного проживания.

У животных, ведущих не стайно-социальный образ жизни (одиночек) не бывает преступного поведения.
У стайных животных достаточно жестко лимитируются агрессивность (неадекватно агрессивная особь изгоняется из стаи и обречена на гибель). И ни при каких обстоятельствах не может оставить потомства (естественный отбор).

В Древнем мире вопрос с преступностью прешался просто: тот, на кого указал пальцем великий судья – тот и преступник. Наказание – как правило, смертная казнь. Такая выбраковка генофонда не имела ничгео общего с естественным отбором, так как носила случайный характер и на статистику отбора почти не влияла.

Гораздо большую роль играл "противоестественный отбор", усиливающийся по мере того, как контроль за сексуальностью подданных переходил в руки власть имущих.

Половой отбор стал осуществляться по кланово-сословному принципу, то есть перестал быть отбором, а стал селекцией. Выбором не всегда разумных селекционеров.

Половой отбор при всем разнообразии видов приводит к внутривидовой унификации "идеально приспособленных к конкретной экологической нише живых существ" (все галки до неотличимости похожи друг на друга).

Селекция – соответствие разным вкусам – большое разнообразие пород собак, потомков одного вида волков.

Для людей неразумная селекция во имя сохранения социального статуса и имущества привела к огромному разнообразию характеров, различных личностных проявлений.

Как есть:
если посмотреть на специальную роль, место в обществе, которое занимают люди с теми или иными личностными характеристиками, мы увидим не пирамиду, а скорее грушу (П.Грем). На вершине "благородство" - короли, лорды и прочие представители дворянского общества. Ниже будут купцы, промышленники, рабочая интеллигенция, зажиточные крестьяне и прочие состоявшиеся мелкие собственники. Они составляют основу второй группы мотиваций и большинство в обществе, въехавшем в капитализм и его стандартизацию.

Устойчивым осадком этой группы в грушевидной колбе будут селективно выведенные первогруппники. Те, кто в средневековье были отверженными. Они даже в условиях монотеистических религий продолжают активно размножаться, создавать свою субкультуру, и иногда своей агрессивностью служат власти, либо ограничиваются пенитенциарной системой.

Все социальные революции обычно встряхивают общество, взбаламучивают содержимое этой социальной колбы, иногда поднимая осадок до самой поверхности: "кто был ничем, вдруг станет всем". Это поднимает наверх криминальную идеологию, перекошенное бинарное инфантильное чувство справедливости и стремление к власти с опорой на примитивно животное чувство высокой примативности.

Власть ради сласти всегда опиралась на жестокость. Но жестокость красных кхмеров,
хунвейбинов, тигров освобождения тамил-илама – это массовая жестокость детей, инфантильных личностей, составляющих основу подгруппы 1.2 – истинных борцов с окружающей средой.

В изолированной однополой среде у таких людей либидо не носит эротического характера, там нет эроса – любви, стремления к жизни. Вся субкультура примитивна и агрессивна, использует упрощенный сленг. (Важный компонент языка заимствован из жаргона местных охранников тюркской языковой группы).

Важно понять, что жестокость порождает только жестокость, и жестокостью с этой субкультурой не справиться. Ее надо знать, изучать и только потом можно будет взять ее под социальный контроль.


Tags: наши скайп-конференции, о человеческой сексуальности
Subscribe

Posts from This Journal “наши скайп-конференции” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments