Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

Про конференцию

Конференцию о взаимоотношениях идеологи, цензуры, искусства и творчества мы начали с интересного вопроса по теме прошлой конференции: «Почему мы говорим только о системе ограничений и наказаний, то есть о контролирующем Родителе? Ведь система правил также подразумевает доброго Родителя, поощрения за следование правилам. Но часто и в жизни добрый Родитель куда-то теряется, оставляя только контролирующего».


На обсуждение этого вопроса ушла добрая треть всей конференции, потому что по логике это действительно в голове с трудом укладывается. И если резюмировать коротко – то мотивация (точнее, стимулирование) «кнутом», страхом – часто намного выгоднее, чем мотивация «пряником». Потому что довод «сделай это, и тебе будет лучше» - работает не на всех и не для всех: многие подумают «А пусть мне не будет лучше, мне и так неплохо, зато делать ничего не надо». А стимул «Если ты это не сделаешь, тебе будет хуже» - работает почти везде и всегда. Безусловно, чем тоталитарнее режим, тем ощутимее в нем мотивация кнутом и тем меньше мотивации пряником. И тем больше процент людей, которые скатываются в 1 группу мотиваций и стремятся не жить, а выживать. Безусловно, о качестве жизни здесь говорить практически не приходится.

По ассоциации вспоминается, как, будучи во время отпуска в Угличе, мы читали местный журнала «Углече Поле» и там попалась статья про Волгострой, он же Волголаг. В частности – про быт заключенных, работавших на строительстве. Журнал у меня под рукой, поэтому прямо цитирую воспоминания бывшего волгостроевца М.Спицына:
«Режим держался на пайке и палке... Норму определяли так. Не выполнил задание – 400 граммов, 10% выработки – 80, 10% - 90, 15% - 1000, 120% - 10, 125% - 120. Если процент выработки достигал более 125%, выдавалось премблюдо: ржаной пирожок с кашей».
Меня еще при первом чтении почему-то так тронуло это «премблюдо». Ржаной пирожок с кашей.

Что касается цензуры и искусства - во время конференции вспомнилось, как писатели и режиссеры, работавшие в эпоху застоя и сохранившие творческую активность после перестройки, говорили, что «во время застоя творить было труднее, но в какой-то мере и легче». В том смысле, что нужна была смелость, чтобы эзоповым языком говорить «о том, о чем нельзя говорить», но в перестройку, когда стало вдруг «практически всё можно», - что толку было говорить о том, о чем и так говорят все? Намного труднее теперь стало выделиться из толпы.

Кстати, вот это «можно всё» сослужило дурную службу как минимум двум неплохим фильмам: «Греческая смоковница» и «Маленькая Вера». Если спросить – о чем эти фильмы, многие могут ответить: «Да ни о чем, эротика». А на самом деле и у «Смоковницы», и у «Веры» - довольно глубокий сценарий с подтекстом, интересные режиссерские ходы и значимые актерские работы. Но именно на волне «всё можно» их смотрели в основном как эротику, а то и как «порнуху».
Понравилась мысль о том, что суть искусства – «провести верблюда сквозь игольное ушко», в том числе и через цензурное. И в конце – вроде бы банальное, о свободе: что свобода каждого ограничена свободной других, в том числе и свобода выплескивать в той или ной форме свое собственное бессознательное. И находить сложный и тонкий баланс между эмоциями и собственной внутренней цензурой.


Tags: наши скайп-конференции, профессиональная кухня, рабочее и прочее
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • С праздником!

    "Даже самый долгий путь начинается с первого шага" С Днем космонавтики! Новых открытий :)

  • Песня про женщин и детей и не только

    Сегодня #психологиявпеснях представляет очередную песню группы "Ундервуд". Вот чего-чего, а психологии в песнях этой группы достаточно много, и…

  • Обновление на сайте

    Перевычитали и подредактировали еще одну статью: про специфику консультативной психотерапии и отличие внутреннего Взрослого от внутреннего Родителя.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments