Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

Про деньги

Не так давно мы с подругами сидели в кафе – устраивали девичник по поводу моего ДР. Зашел разговор о всяких психологических вещах: и одна из подруг сказала, что ее коробит от слова "выгода".
То есть, к примеру, выражение "мотивация – это прежде всего выгода для конкретной личности, осознаваемая или нет" ею воспринимается в контексте "ну и сволочь же эта конкретная личность".
И это на бессознательном уровне. В цензуре.
Мы с этой подругой практически ровесники, поэтому я вполне понимаю, почему и как это сформировалось. Слово "выгода" в моем подростковом детстве всегда было негативным, а то и напрямую ругательным. Да что там: любые проявления разумного эгоизма были порицаемыми. А особо порицаемым было желание что-то "выгадать" и как-то заработать.
Поэтому мне давно хотелось поговорить о том отношении к деньгам, которое формировалось у людей – опять же на уровне цензуры – в советском пространстве. Сейчас многие до сих пор это разгребают: и президент ППЛ Виктор Викторович Макаров не просто так давно и с успехом ведет популярный тренинг "Очарование и месть денег": это в первую очередь коррекция того самого "советского" отношения к деньгам, формируемого "в массовом порядке".
мы частично затрагивали это на недавних конференциях. Но так как нагляднее всего обычно бывает на примерах – приведу три примера. Как водится – из собственного опыта, так как о клиентах мы публично не рассказываем.


Пример первый:

когда я училась в начальной школе, ко мне ходила учительница музыки. Разумеется – не бесплатно. Каждый месяц мама отдавала за мои занятия огромную сумму: 25 советских рублей. Сам процесс передачи проходил не у меня на глазах: просто иногда дедушка с бабушкой ворчали, что "ты мало занимаешься, а за твою учебу мать такие-то деньги платит".

В летние месяцы у меня были каникулы, и учительница ко мне не ходила: а в последний день расчета перед каникулами, помимо денег, ей преподносился букет цветов.

И вот, помнится, мне лет девять, май, и мы с мамой идем на ближайший рынок за цветами. По пути мама говорит:
- Надо бы не забыть еще купить конверт.
Я в недоумении: зачем? Вроде не грядет никаких праздников, да и к праздникам мы всех родственников и знакомых поздравляем обычными открытками.
- Надо отдавать деньги твоей учительнице, - поясняет мама.
Я опять в недоумении: так конверт-то зачем?
- Как же ты не понимаешь? Нехорошо заставлять человека брать в руки грязные деньги. Надо положить в конверт: мы всегда кладем, просто сейчас оказалось, что конверты кончились.

Я до сих пор помню, как у меня тогда порвало шаблон. Грязные деньги? В каком смысле грязные? В том, что их до этого кто только ни держал в руках, или грязные в переносном смысле? Как потом выяснилось – и то, и другое. И что гигиенический аспект тут не основной.
То есть человек ездит ко мне на другой конец Москвы, в поте лица вбивает мне в голову музыкальные премудрости, при этом еще умудряется быть терпеливым и понимающим, и за все эти вложения его честно заработанные деньги – грязные?..

Мама тогда еще пояснила: мол, нехорошо платить деньги за труд, у нас люди получают зарплату на работе. Потом, когда таким же способом заработанные средства стали называть "нетрудовыми доходами", я начала понимать: зарабатывать у нас нельзя. Можно только "получать от государства". Но это дошло до меня гораздо, гораздо позже. А воспоминание о том, что "деньги – грязь, зарабатывать – плохо" застряло в голове с детства. Хотя я с этим не согласилась.


Пример второй:

мы с родителями в Прибалтике, в Юрмале. Вокруг – масса всяких диковинных вещиц: модные пластмассовые украшения, яркая стильная одежда, а сколько янтаря! И все – как говорили родители – "достаточно дешево, в Москве дороже, да и то днем с огнем не сыскать". Они покупали что-то для себя, что-то в подарок друзьям и родственникам, а я однажды сказала маме:
- Если тут все так дешево, а в Москве такого вообще нет – давай мы лучше купим здесь побольше, а в Москве продадим?
- Нельзя, – сказала мама очень строго. – Это называется спекуляция. За это сажают в тюрьму.
- За что? – до меня никак не доходило. – Мы же сами купим, сами потащим… мы же не украдём ни у кого?
- Все равно нельзя. Это спекуляция, это запрещено законом. И вообще…

Дадада, я уже знала: деньги – это грязь.


Пример третий:

когда мне было уже целых 18 лет, после первого курса института нас пригласила к себе на лето отдохнуть моя однокурсница, которая проживала в средней полосе России. Помимо обычной городской квартиры у ее семьи была дача: обыкновенный дом в деревне, но при доме – большущий участок, буквально целый гектар! Почти весь участок был занят вишневыми деревьями, и как раз тогда, когда мы с мамой и младшим братом туда приехали, вишня начала плодоносить. Я в жизни не видела столько вишни! Когда мы все наелись до оскомины, мама однокурсницы предложила:
- Девочки, а хотите – собирайте урожай в ведра и отвозите в город на рынок. Всё, что заработаете – все будет ваше!

Я так поняла, что обычно этим сбором и реализацией занимались сами родители, но то ли им надоело, то ли здоровье не позволяло, а смотреть, как пропадает такой урожай – тяжело, лучше пусть уж девочки заработают.
А у меня тогда было острое желание оборудовать дома в ванной свою фотолабораторию, но и фотоаппарат, и увеличитель, и прочие детали оборудования – стоили немалых для нашей семьи денег. У однокурсницы тоже были какие-то финансовые планы: и мы решили – повкалываем!

Вкалывали мы знатно. Я тогда еще подумала, что больше никогда смотреть не смогу на эту вишню. Раз в два дня мы уезжали в город на электричке и там с шутками и прибаутками расторговывались вчистую. А потом опять сбор, потом снова поездка в город… и так, пока на деревьях практически ничего не осталось: разве что самим родителям поклевать.
Мы сказали "уфф", пересчитали наличные и остались весьма довольны.

Когда пришло время уезжать в Москву – мама однокурсницы сказала:
- Девочки, только вы не вздумайте, ради бога, ляпнуть в институте, что вы летом на рынке торговали. Если дойдёт до комитета комсомола – у вас могут быть серьезные неприятности, могут даже из комсомола исключить, а может, и из института.
И даже тут до меня не дошло:
- Почему? За что?

Я реально не догоняла своими тогдашними мозгами: за что нас из комсомола исключать? За то, что мы пахали как проклятые? За то, что мы вставали в 4 утра и на первой электричке с тяжеленными ведрами мотались в город? За то, что мы там стояли весь день на жаре? Мы же сами, своим трудом и пОтом деньги зарабатывали, не эксплуатировали никого!
- Всё равно, - сказала мама однокурсницы. – Как ты не понимаешь, торговать комсомольцу – стыдно! Неприемлемо!..

Вот так вот. Деньги – грязь, зарабатывать – стыдно, торговать – неприемлемо. Даже если ты сам вложил свой труд: все равно неприемлемо. Причем разрешить комсомолкам это делать – можно, только никому в институте не рассказывайте.
Это был, на минуточку, 1988 год. Третий год перестройки.

***

И это примеры только из одной жизни: а сколько таких могло быть по всей стране, по всему Союзу с тогдашней пропагандой? С ленинскими субботниками, трудовыми вахтами и продуктовым распределением? неудивительно, что большая часть людей в девяностые не "ринулась зашибать бабло", а банально испугалась. Потому что государственного распределения уже не было, государственной кормежки – фактически тоже, а самим зарабатывать – страшно.

Может быть, еще и поэтому люди годами ходили на госслужбу за какую-то мизерную подачку: потому что уйти на вольные хлеба – пугающая перспектива. За это могут посадить в тюрьму, выгнать из института, осудить на комитете комсомола. И вообще деньги – это грязь, а слово "выгода" – плохое, ругательное. И разве можно как-то думать о своей выгоде? Нет, нельзя.

И нужно было, чтобы прошло практически 20 лет: в частности, только в последнее время нам перестали предъявлять претензии типа "как вы с мужем за свою работу можете брать ДЕНЬГИ!"
А ведь это было, когда мы только начали. Причем было достаточно выраженно. Слава богу, что теперь хотя бы это практически не приходится объяснять.






Tags: "жена Цезаря должна быть вне подозрений", история, рабочее и прочее, хочу об этом поговорить
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 53 comments