Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

Categories:

О вчерашней конференции: "Личные границы с социальной точки зрения"

О личных границах мы в принципе говорили в рамках прошлого курса, "психоаналитического": но там больше шла речь об их формировании с позиции бессознательного и собственной цензуры, а вчера мы приступили к анализу темы личных границ с точки зрения социума.
Поделюсь некоторыми моментами, вызвавшими наибольший интерес.

До эпохи земледелия человек ощущал себя частью природы и не отделял себя от нее: когда же началось "переделывание окружающей среды" и взращивание монокультур – можно сказать, что в качестве такой монокультуры человек "возделал" себя как "царя природы" и начал себя не то чтобы от нее отделять, но выраженно ставить выше. Между человеком и природой формировалось своего рода противостояние: но и тогда именно личных границ еще не было. Были границы социальные: вот мы – люди, и вот она – природа, или они – другие люди, другой социум/клан/племя.

Тоталитарные режимы способствовали своеобразному "сплочению" всех личностей в одно общее целое: именно по системе "все – винтики одного механизма". И это не противоречит тому, что мы говорили в темах, касающихся иерархического мышления: только у иерарха, у вождя есть личность и личные границы: остальная масса – чернь – такой привилегии не имеет. Здесь можно предполагать зарождение негативной коннотации понятия "обыденное большинство".

Причем личные границы императора обычно совпадают с границами его империи. И та кажущаяся "простота и близость к народу", которую любили демонстрировать отдельные тираны, тоже способствует расширению их собственных границ. Более того, во многих тоталитарных странах идет чуть ли не официальная борьба с личными границами, личным пространством и вообще всем "личным" и "собственным". В ходе конференции был вопрос о коммунизме: получается так, что этот строй вообще предполагает уничтожение и размывание всех личных границ? и если так – почему есть люди, для которых это привлекательно?

Здесь можно обратить внимание, что не всем личностям необходимы эти самые личные границы. Многим комфортнее, когда действительно нет никакой личной собственности, когда всё "общее" – и таким образом, по крайней мере с точки зрения тогдашней пропаганды, всем можно будет пользоваться и ни за что не отвечать. Ведь по логике – личная собственность прежде всего предполагает, что хозяин сам заботится о ее сохранности и функциональности, и польза от такой собственности сопряжена с затратами на ее содержание и заботой о ее состоянии. Вот и получается, что коммунизм – утопический строй: потому что так и не говорилось, кто же будет заботиться об этой самой "общей собственности", кто будет в это вкладываться, если формально никому конкретно ничего не будет принадлежать. Ведь "общее" – это по сути ничьё: как говорилось в законах Мерфи, "Если за дело отвечает больше двух человек – ответственных не найти".

Из психоаналитического курса еще припомнили, что у маленького ребенка еще нет ощущения личных границ: он воспринимает своим весь мир. И воспитание детей частично состоит в том, чтобы сформировать у ребенка адекватное понятие этих самых границ и его личного пространства. И обучить этим пространством пользоваться. В том числе и поэтому ребенку изначально необходимо личное пространство в собственной семье: то самое пространство, о котором он будет учиться заботиться и которое будет учиться адекватно защищать. С другой стороны, детям изначально необходимы определенные ограничения: это к вопросу о модных воспитательных тенденциях, гласящих, что-де "маленькому ребёнку не говорить слова "нельзя", а то у него будет психотравма". От этого утверждения, простите за сленг, у меня начинается тотальный фейспалм. Потому что как раз если не говорить ребенку слова "нельзя", а потом выпустить его в социум – да на ту же детскую площадку! – вот там у него, неподготовленного, как раз и будет психотравма, причем не одна, и не только психо. И де-факто "новые методы воспитания" обычно выливаются в крайности: сперва ребенку "всё можно", а потом, когда он подрастет – вдруг "ничего нельзя " (хотя бы потому, что он уже вырос в атмосфере вседозволенности, и теперь ему сложно объяснить, что что-то нельзя, а что-то можно: теперь гораздо легче сказать ему – "всё нельзя"). А еще замечательно бывает, когда ребенок вырастает – и слышит нечто вроде "тут вообще ничего твоего нет!"

Вспоминая то, что говорили выше о границах только у иерарха – можно понять, почему в некоторых семьях дети априори не имеют никаких личных границ и личного пространства. Что называется, еще не по статусу, еще не заслужили. Дети изначально не расцениваются как личности, особенно там, где их воспринимают как продолжение родителей и как их часть. Например, многих удивляет, что даже маленькому ребенку – для переваривания и усвоения всей той информации, которую он получает из окружающего мира – периодически необходимо побыть одному в собственной кроватке, наедине с самим собой и своими личными ощущениями. Однако другие новейшие тенденции воспитания утверждают, что маленького ребенка, особенно грудного, ни на минуту нельзя оставлять без мамы: ребенок-де испытает страх, будет страдать от одиночества, утратит "базовое доверие к миру" и т.п. И здесь можно только развести руками: потому что на самом деле, как показывает практика, упирается всё не в проблемы ребенка, а в проблемы той же мамы. Которая, как один из вариантов, родила этого ребенка для личной самореализации, воспринимает его своей частью, и у нее не укладывается в сознании, как это ребенок может хотеть быть один, без нее, тем более если ребенок еще "совсем маленький".

Продолжение разговора о личных границах – через неделю. В частности, будем обсуждать тему пересечения этих границ: "Мое личное пространство заканчивается там, где начинается личное пространство другого".

Tags: иерархическое мышление, наши скайп-конференции, про детей и их родителей, рабочее и прочее
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 68 comments