Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

О конференции 3 марта: "Личные границы с социальной точки зрения - продолжение"

Продолжение темы личных границ вылилось в обсуждение некоторых достаточно острых и болезненных вопросов, которые по ряду причин не вошли в первое занятие. Хотя не то чтобы не вошли: скорее мы не успели тогда их более глубоко проработать.

Например, об отсутствии обучения "выстраиванию личных границ" в первый раз упомянули: но вторично пришлось вернуться к дополнительным вопросам. Например - почему не обучают. Иногда обучать просто некому, так как у родителей та же самая проблематика. А иногда обучать невыгодно, так как родитель не представляет себе понятия "личные границы ребенка". К слову, мощный удар по детским личным границам наносит та самая пресловутая поговорка "До пяти лет воспитывай ребенка как господина, до двенадцати – как раба, после двенадцати – как друга". С точки зрения личных границ это значит примерно следующее: до пяти лет такой маленький "господин" фактически утверждается в собственном ощущении "всё вокруг моё". В том числе и поэтому родители, которые утверждают "Слово "нельзя" наносит ребенку психотравму", серьезно вредят собственному ребенку. Но – делая лирическое отступление – подозреваю, что с этим самым "нельзя" у данных родителей другая проблема: так как они воспринимают ребенка как часть себя, и, соответственно, логичным образом за счет появления ребенка расширяют свои личные границы – то внутренний протест по поводу слова "нельзя", обращенного к ребенку, на самом деле содержит протест типа "Не говорите "нельзя" МНЕ".

Безусловно, мы не касаемся ситуаций, когда родители считают, что "лучше говорить ребенку не сухое "нельзя", а пояснять, почему нельзя". Тут – всеми руками и ногами "за". Но, ИМХО, это как раз не относится к подходу "воспитывай ребенка как господина".

Итак, пятилетний господин вырос: чаще всего он даже не ходит в детский сад, потому что там, о ужас, могут ему что-нибудь запретить. А потом ребенка начинают воспитывать "как раба": то есть он полностью и безоговорочно переводится в подчинение родителям. ИМХО, не зря это совпадает примерно с тем возрастом, когда фактически заканчивается формирование личностного ядра. Возможно, переход к "рабскому модусу воспитания" в том числе призван задавить в ребенке всякие попытки ощутить себя отдельной личностью, которые лет в пять уже вовсю проявляются. Но тут как раз и падают на него все те "нельзя", которые он недополучил в прежнем розовом детстве. Возникает страх "Оказывается, здесь нет ничего моего", и так примерно до двенадцати, когда родители уже "предлагают ребенку дружить": но как может ответить на дружбу ребенок, уже ушибленный хорошей психотравмой? Не говоря уже о том, что дружба предполагает равное с точки зрения иерархии взаимодействие двух личностей: и увы, немногие родители могут себе "позволить" так общаться с собственным ребенком.
Безусловно, не все и не всегда четко придерживаются этой схемы: просто с точки зрения формирования границ она тоже, к сожалению, весьма чревата.

И еще один вопрос, который вызвал достаточно активное обсуждение – личные границы и сексуальное взаимодействие. В частности, ситуация, про которую в старой шутке говорилось "Постель – не повод для знакомства". Слушатель недоумевал – как это, ведь в сексе – одно из наиболее близких взаимодействий, люди и раздеваются, и обнажаются психологически, и как этот процесс может быть не поводом для знакомства,
Здесь мне вспомнилось искренне изумление многих собеседников, когда они слышали, что "некоторые люди не думают". "Как не думают?".. У человека, для которого думать так же естественно, как дышать, это с большим трудом укладывается в голове. Так примерно и здесь: человеку, для которого сексуальное взаимодействие – практически высшая точка физической близости, чрезвычайно сложно оказалось представить, что есть люди, для которых секс – действительно не повод для знакомства. И мы таки разобрали – почему. Просто в данном случае, если в двух словах, человек не видит в партнере/партнерше личность. А видит скорее, прошу прощения, игрушку из секс-шопа, с которой он решил поиграть. И ему глубоко все равно, что эта игрушка о нем подумает. И конечно, он не представляет, что игрушка как-то может задевать его личные границы; не говоря уже о какой-то там душевной, психологической близости.

И еще момент – уже относительно "личного озарения": пожалуй, я наконец поняла, почему меня так смущает выражение "размывание личных границ". Потому что границы, как сказала в своём конспекте одна из наших слушательниц – это что-то жесткое, твердое, конкретная такая линия между "своим " и чужим" я бы тут т=уточнила – между своим и не своим, а чужое там или наше – уже не столь важно, разве что "дозор" на границе будет жестче или мягче в зависимости от плавности перехода. Но размывание границ – это уже что-то не то именно с семантической точки зрения. В частности, даже между "мое" и "наше" будет находиться некая граница, хотя бы формальная. И скорее размывание (особенно со стороны иерарха) – это не "уменьшение четкости границы", а "передвижение ее в сторону расширения своего пространства и уменьшения пространства подчиненного", вплоть до полного изничтожения их пространства.

Продолжение занятий будет 17 марта: решили на праздники (и для завершения книги) взять перерыв. А 17-го будем обсуждать тему, которая у нас при составлении плана случайно выпала - видимо, мы подумали "Что там обсуждать, и так всё понятно", а выяснилось - что здесь существуют все же некоторые разночтения.
Эта тема - "Вежливость".


Tags: наши скайп-конференции, про детей и их родителей
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments