Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

Categories:

Про личностный стержень и кашу

Сегодня в нашей семье событие. Сегодня Елене Николавне стукнет 18 лет.

В связи с этим хочу рассказать еще одну лично-семейную историю, но на околорабочую тему. НН часто говорит клиентам, что у человека с психастенической акцентуацией внутри личности есть некий "личностный стержень", и потому такого человека обычно нельзя согнуть, но если гнуть – то можно сломать. Многие спрашивают, как этот "стержень" проявляется. И вот один из примеров я хочу попробовать привести.

Когда Елене было полтора года, она умудрилась крепко грохнуться на прогулке и загреметь в Морозовскую больницу. Дети до трех лет лежали там с родителями. (Кстати, оффтоп – любопытная реакция была, когда мы предложили, что в больнице с ребенком останется папа, а не мама. Об этом желательно рассказывать подробнее и отдельным постом. Если интересно будет – расскажу). Так вот, лежат дети до трех лет с родителями: при этом оставаться на ночь (рядом с кроваткой на стульчике) разрешается только родителям самых "тяжелых" детей. У тех, кому полегче, родителей в 10 вечера выгоняют домой (причем они должны предварительно уложить ребенка спать), а в 9 утра обязывают явиться и кормить ребенка завтраком.

В те времена мы еще по привычке ездили по центру Москвы на машине (1997 год), и вот на второй день на этой машине по дороге в больницу попали в жуткую пробку. Я сейчас уже и не вспомню, почему мне тогда в голову не приходило, что к 9 утра на Добрынинскую я быстрее приеду на метро? Так или иначе, к завтраку я откровенно опоздала. Прибегаю, напяливаю халат, а раздача завтрака уже завершается. Выглядело это все так: проходит по палатам нянечка из пищеблока и на тумбочку около каждой кроватки ставит полноценную взрослую тарелку с манной кашей, кладет ложку – общепитовскую, алюминиевую, полноценного взрослого размера – и всё. Остальное – собственно кормление этой кашей – осуществляют родители. Причем кроватки в отделении были такие – стандартно детские: с перилами из высоких палок, только не деревянные, а металлические. В общем, поставили Елене у кроватки, за перилами, эту кашу, а мама где-то застряла. А каша рядом стоит, пахнет вкусным и стынет.

И вот я, запыхавшись, вбегаю в палату (а там уже вовсю мамы кормят своих детей) – и вижу картину: торчит мой ребенок в кроватке во весь рост, в руке у нее эта самая общепитовская ложка (и как только дотянулась!), вся пижама в каше, а ребеночек упорно тянется к тарелке, зачерпывает сколько может – и в рот. Что в рот попало – хорошо, что не попало – то на себя. А она опять тянется, опять зачерпывает – и ест!.. И улыбка до ушей на лице.

Меня увидела, прервалась на минуту:
- Мама! Иди!
Мол, топай сюда, родительница, я тут еду добыла.
Полтора года дитю, ага. С травмой.
Еще и возражала тогда, когда я пыталась ложку забрать. Ограничились компромиссом: я поднесла поближе тарелку.

Мне, конечно, потом влетело от медсестёр за опоздание и за перепачканную кровать, но разве это проблема? Я-то ехала, нервничала – как там мой ребенок голодный сидит, маму ждет, а оно вон как: если мама где-то застряла, этот ребенок возле тарелки с кашей голодным не останется.

Я потом Ленке, когда она подросла, про этот случай рассказала. И периодически говорю: если вдруг что-то трудно, не получается, кажется, что не складывается – всегда вспоминай про кашу. Потому что внутренний личностный стержень у тебя – есть. Он тебя вывезет.
Tags: про нашу семью, рабочее и прочее, смешное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →