Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

Categories:

Про больницу и победивший феминизм :)

По многочисленным просьбам читателей (с) рассказываю историю, как много лет назад в одной отдельно взятой больнице однажды победил феминизм. Причем – радикальный.

Преамбула: как я уже рассказывала, в далеком 1997 году наш ребенок попал в больницу с травмой. Ребенку тогда было всего полтора года; дети до трех лет лежат в больнице с родителями. Прибыли мы в больницу следующим составом: ребенок ехал на Скорой у папы на руках (нас забрали прямо из травмпункта), а я ехала следом на машине. Тогда я впервые в жизни грубо нарушила ПДД: проехала под кирпич. Потому что туда поехала скорая – ей можно, а объездной дороги я не знаю, а за рулем на тот момент я была всего четвертый год и страшно боялась заблудиться, тем более ночью, да еще на таких нервах.

В больнице ребенка у нас забрали, а нас отправили домой. Потому что ночь. Ночью родители с детьми в больнице не находятся, кроме самых тяжелых: а насколько наш ребенок тяжелый – завтра врач придет, он и скажет.

Если в подробностях – ребенок грохнулся на асфальт с высоты примерно два метра. Счастье, что дело было зимой и на нем была шапка. В травмпункте врач ставил диагноз "ушиб мозга", а на рентгене в затылочной части была видна отчетливая трещина.
Тут же вызвали Скорую и увезли в нейрохирургию в Морозовскую больницу. А там, соответственно, велели нам рано утром заступить на родительскую вахту.

Мы приехали оба. Поговорили с врачом. И после того, как я провела в больнице с ребенком первые сутки - дома обсудили диспозицию.

Диагноз – серьезный. По прикидкам в больнице придется провести минимум неделю, а то и больше. А у нас при этом ситуация следующая: буквально только что нас выгнали из нашего старого помещения, где мы жили и работали: дом пошел под снос. Путем неимоверных усилий нам удалось разделить помещения для житья и для работы, и в рабочем кабинете как раз шел ремонт. Иными словами – пока доктору работать просто негде. По сути – он временно безработный (при этом мы еще лишились всех своих городских телефонов, и как выжили в таких условиях без мобильников и интернета – о, это тема для еще одного отдельного поста). Единственный пока источник существования, кроме "подкожных запасов", сделанных к переезду – статьи в журналы (нас тогда активно публиковали многие СМИ). Статьи в силу специфики организации нашей работы пишу я: вернее – записываю. Муж мне рассказывает, что должно быть написано, я превращаю это в текст, он потом вычитывает, правит – и в печать. Причем писать статьи я могла только дома: в то время ноутбуки были экзотикой, и у меня стоял большой стационарный компьютер на столе. Я при всем желании не могла взять его в больницу.
В общем, расклад получался такой: в данном периоде нам было всяко выгоднее, чтобы в больнице с ребенком дальше находился папа, а не мама. Притом я не просто так рассказывала о тяжести повреждений: это, простите, не насморк и не простуда, а папа все-таки врач. Случись какое ухудшение – на самом раннем этапе заметит.

С этим выводом мы на второй день прибыли в отделение, куда поместили нашего ребенка. И когда заведующая спросила "Так, мама, принесли справку о здоровье?", сказали:
- А у нас дальше не мама, а папа будет сидеть.
Заведующая меняется в лице:
- КАК ПАПА?! ЭТО НЕЛЬЗЯ!..

Тут уже офигеваем мы оба. Почему нельзя? И начинаем излагать всю нашу прежнюю цепочку выводов: что папа у нас временно безработный, а мама – единственный источник дохода; что папа не хуже мамы может кормить и обихаживать ребенка; что папа врач, в конце концов, и ребенку это будет всяко полезнее: а может, и не ему одному, а всем детям в палате!..

Заведующая все это выслушивает (а точнее – пропускает мимо ушей) и повторяет:
- Я же вам сказала: мужчинам - нельзя. У нас здесь с детьми только женщины.
- Какая связь? – недоумеваем мы. – Мамы здесь все одетые, они не ночуют, а кто ночует – не раздевается, грудью тоже никто не кормит (по крайней мере – при мне не кормили всё то время, что я там находилась), какие еще проблемы для нахождения папы при ребенке?..

Заведующая опять пропускает нашу речь мимо ушей. Логика у нее в этом вопросе никак не включается:
- Я же вам говорю! У нас с детьми находятся ТОЛЬКО ЖЕНЩИНЫ! Папа, если хочет, может навещать и привозить необходимое. У нас все так делают!..

Так и не разрешила. Четко было сказано: мужчина в этом детском отделении в палате с ребенком – персона нон грата. Пущать не велено. Только мама, без вариантов. Потому что она женщина. С детьми – можно только женщинам, без исключений. Даже для врачей.

Слава богу, что Елену Николавну выписали из больницы через три дня практически полностью здоровую. Дадада, ушиб мозга и трещина в черепе – и всё "рассосалось" через три дня. Хотя трещину мы на снимке видели своими глазами.
Видимо, сильно ребенок хотел выздороветь и убраться из этой больницы.
Tags: гендерное, извините - вырвалось, история, про нашу семью
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 83 comments