Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

Categories:

"Спросите доктора Нарицына" - "Внутреннее программирование"

Представляем пятый выпуск нашего нового проекта: мини-интервью с психотерапевтом "Спросите доктора Нарицына". Пояснительный пост о том, что это такое, а также для приема вопросов от читателей, находится здесь.

В этот раз Н.Н. кардинально изменил формулировку темы выпуска, подчеркнув, что обсуждаемая тематика относится скорее не к стрессоустойчивости как таковой, а к некоторому "бессознательному программированию и самопрограммированию": результатом которого зачастую и оказываются все проявления "плохой стрессоустойчивости" и иже с нею.

Итак, тема пятого выпуска - "Внутреннее программирование".
Вопросы задает юзер urtica_monoica .


Н.Н.: - "Внутреннее программирование" – это один из вариантов суггестии (внушения) или аутосуггестии (самовнушения). В частности, явление, когда перед каким-то событием человек как бы сам себе говорит: "Непременно всё будет вот так вот, и не иначе". И было бы не страшно, если бы это было внушение "Я непременно выиграю, справлюсь, сделаю лучше всех" (хотя и в этом случае фрустрации тяжело переживаются, это другая крайность): но куда грустнее, когда внушение идет по принципу "У меня все равно ничего не получится, я всё испорчу, провалю и т.п."
Более того, уже начав дело, человек нередко – и совершенно неосознанно – ведет себя так, чтобы всё именно испортилось и провалилось. А потом говорит: "Ну вот, я так и знал!"

Изучать явление такого "внутреннего программирования" предложу с вопроса – такое ли уж оно внутреннее? Может, на его формирование влияет что-то извне?
Ведь любую программу обычно устанавливает внешний юзер. Так и здесь: откуда человек берет убеждение, что у него ничего не получится? Не рождается же он с этим убеждением?
Это первый вопрос. А второй – какие люди больше всего подвержены подобному "программированию"? Для такого "самовнушения" обычно нужно иметь достаточно высокую степень внушаемости, отсутствие здравого скепсиса и сниженную планку критичности к "источнику внушения".

Таким образом, внутренне программирование обычно закладывается в детстве родителями. Потому что маленький ребенок, как правило, достаточно внушаем, не осмысляет критически действия и убеждения родителей, а также у него еще не сформировался здравый скепсис, чтобы подвергать формируемые установки логическому анализу.

Это явление имеет по сути те же корни, что и недавно обсуждавшиеся "виртуальные оппоненты": скорее всего, "программирует" вас ваш внутренний Родитель, изрядно подпитанный в свое время родителем физическим. Собственно, этим и объясняется в том числе невозможность даже во взрослом возрасте критически отнестись к таким "программам": "Да, умом я понимаю, что мама говорит что-то не то, но это же МАМА!.." То есть – на этом месте у человека стоит цензурный блок.

И если ребёнку тем или иным путем сформировали "внутреннюю программу" типа "Из тебя никогда ничего не выйдет", "Ты никогда не делаешь ничего как надо" и т.п. – он и во взрослом возрасте неосознанно будет бояться "все испортить и провалить". Потому что мама так говорила.

Добавленное уточнение: вовсе не обязательно речь идет именно о матери, скорее об актуальном родителе (мама в некоторых местах только для примера): это может быть и папа,и бабушка, и старшие братья-сестры, и прочие значимые взрослые, которые выраженно участвуют в формировании жизненного сценария ребенка.
Причем вряд ли можно сказать, что "все эти взрослые виноваты в том, что у ребенка теперь столько проблем". Вина обычно предполагает умысел, а здесь в подавляющем большинстве случаев - так называемое добровольное заблуждение. То есть, вкладывая нечто в жизненный сценарий ребенка, родитель и не подозревает, какую медвежью услугу оказывает искренне любимому чаду.

Нередко тут может помочь так называемый "подростковый протест", однако здесь есть свои закавыки. Протестовать хорошо там, где есть "оппонент", протест обычно идет в споре, в диспуте. Но, во-первых, к подростковому времени ребенок уже нередко так зашуган родительским давлением, что даже не смеет подумать о диспуте с родителем, тем более "на равных". А во-вторых, может быть еще сложнее: пока родитель и ребенок живут рядом – спор идет, пусть и с переменным успехом. Но потом, как правило, ребенок отделяется… и при этом увозит уже сформировавшуюся "внутреннюю установку" с собой. И в отдалении от родителя физического его внутренний Родитель начинает выдавать ему те же самые тезисы, с которыми ребенок спорил. То есть физического оппонента нет, спорить не с кем, а установка жива и даже прогрессирует.


- От волнения перед важным делом повышается температура и начинает бить озноб.

Н.Н.: - С одной стороны – если вам предстоит действительно важное и сложное для вас дело, то подобная реакция организма естественна. Это выброс того самого адреналина, который обыденно называют "гормоном стресса". Но точнее – это "гормон побуждения к действию в стрессовой ситуации".  Без адреналинового выброса спортсмен, например, не достигнет значимого результата на дистанции, это необходимо ему для функционирования на грани (а то и за гранью) своих возможностей. Так что формально подобное состояние может оказаться даже полезно. Но с другой стороны, нередко "предстартовое волнение" превращается в бессознательное давление и связывание рук: "Ты ничего не сможешь, ты провалишься, ты опозоришься: вот увидишь, так и будет".

Позитивное возбуждение превращается в выраженный страх, в нежелание вообще начинать какое-то дело, особенно важное. И неудивительно, что организм на этапе сопротивления может отреагировать и повышением температуры, и ознобом, и другими, более сильными психосоматическими реакциями.


- Плохая стрессоустойчивость, любой конфликт оставляет шлейф тяжелых рефлексий.

Н.Н.: - Здесь важно разобраться, что на самом деле понимается под термином "рефлексия". Потому что порой это не столько прорабатывание возможных ошибок и анализ действий, сколько застревание на уже случившемся. То самое "пережёвывание жвачки", о котором недавно говорили. Тогда дело не в стрессоустойчивости как таковой, а во внутреннем убеждении "Вечно ты все сделаешь не так, ты совершенно не умеешь ладить с людьми!"

Но если подходить к такому убеждению логически - со всеми ли людьми надо ладить? Некоторым нужно, простите, и отпор давать – мягкий, но непоколебимый, чтобы не садились вам на шею. А чтобы понимать, что, как и почему происходит в конфликте – подпитать своего Взрослого знаниями по конфликтологии, по трансактному анализу – да хотя бы Эрика Берна, "Люди, в которые играют в игры", почитать. Про пересекающиеся трансакции.

Кстати, иногда ваше бессознательное как бы "знает лучше вас", как выйти из конфликта с меньшими для вас потерями, и на самом деле всё получается не так уж страшно; однако потом вылезает ваш внутренний Родитель – "виртуальный оппонент" – и начинает говорить "Ты опять всё сделал не так". Просто потому, что мама в детстве часто говорила "Ты всегда всё делаешь неправильно" – и теперь "внутренняя программа" чуть ли не заставляет вас искать (и находить!), где и что вы в этот раз "сделали неправильно".

Иногда человек с подобными проблемами откровенно уходит от того или иного конфликта. И не потому, что это оптимальный вариант: такой уход может явно мешать его деятельности, но он поступает так – лишь бы потом не грызть себя изнутри, к примеру, на тему "хорошие девочки/мальчики ни с кем не конфликтуют".


- Суеверие ("в подарок" от матери): "Если имярек пожелает тебе зла, оно непременно сбудется". Умом понимаю, что это идиотизм, но пугало все же стоит в темном углу и никуда не уходит ))

Н.Н.: - Увы, для того и создаются пугала, чтобы потом стоять и пугать кого-то одним своим присутствием.

Если что-то сказала мама – в детском возрасте это обычно воспринимается как авторитетное высказывание: если мама говорит это постоянно – формируется цензурная установка, с большим трудом подвергаемая критическому осмыслению. Вообще по поводу нелогичности подобных убеждений можно написать целые трактаты, но беда в том, что на человека, у которого в этом месте цензурная установка и блок на ее логическое осознание – данные трактаты не подействуют. Это примерно то же самое, как на сайте рассказывалось: человек ищет ключи под фонарем, даже если он потерял их в темном переулке, но в этот "переулок бессознательного" одному ему ходить – даже если бы он физически мог! – банально страшно.

Поэтому работа с такими пугалами и дезактуализация их – это опять же тема для общения с психотерапевтом.


На вопросы отвечал врач-психотерапевт Нарицын Николай Николаевич
Записала Нарицына Марина


Tags: "спросите доктора Нарицына", оценки и оценщики, про детей и их родителей
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 44 comments