Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

О 20 конференции 23 февраля: подгруппа 3.3 (прагматики) - ответы на вопросы

Вчера у нас де-факто тоже случилось расхождение фактической темы конференции с анонсированной. Собирались мы заниматься общими вопросами, так как по подгруппе 3.3 вопрос был только один. Но оказалось, что ответы на этот вопрос (и на сопутствующие, возникшие по ходу дела) заняли целое занятие: во многом оттого, что вопрос был связан с творчеством. А творчество, как показывает практика, до сих пор для многих является одной из самых цензурированных областей бессознательного.


Как мы не раз уже упоминали, ещё из советских времён тянется это разделение: "Занятие творчеством – для избранных, для официально к этому допущенных, для тех, кому официальная цензура это доверила: будучи уверенной, что прославлять они будут то, что положено. А все остальные – не творцы, а тунеядцы, поэтому пусть занимаются общественно полезными работами, а не тратой времени на всякую ерунду и тем паче на возможную крамолу". То есть у многих в цензуре находится оценочное восприятие самого слова "творчество", и ощущается, что "творчество должно быть качественным, профессиональным, а все, что ниже качеством – это хобби". Мол, нельзя это называть громким и торжественным словом "творчество". Почему НН вчера и говорил, что творчество – это всё, что создаёт конкретный человек, что выходит из его бессознательного, вне зависимости от какого-то мифического качества (кто это будет оценивать, кстати?), и даже когда ребёнок рисует свои первые каля-маля или лепит в песочнице куличик (иногда слегка кривоватый) – это всё тоже творчество, и никак по качеству оно не разделяется.

А вот дальше, во многом уже после конференции, мы с НН раскопали интересную вероятную проблематику подгруппы 3.3. в идеологическом, иерархическом социуме.

Прежде всего - в подобном социуме бывает чрезвычайно затруднено самоопределение жизненной мотивации у такой подгруппы: потому то их прагматизм постоянно контаминируется выраженной, мощной второгруппной цензурой, доставшейся, например, от родителей: которая их тянет не туда, куда вела бы собственная мотивация. Эта цензура постоянно клюёт человека, что он "не такой, неправильный, а значит, плохой и ненормальный, его надо лечить и нельзя выпускать в приличное общество". Даже слово "прагматик" для такой цензуры может восприниматься как ругательное. То есть человек не имеет внутреннего права сказать о себе "Я прагматик". Он не видит собственного прагматизма. Но почему?

Если задуматься, что есть прагматизм в системе жизненных мотиваций – то получится, что это постоянное взвешивание, определение "как будет продуктивнее и выгоднее в итоге для меня самого". И вот тут с подобной цензурой этот процесс буксует. Потому что у прагматика критерии свои, мотивированные изнутри, а у цензуры – свои, внешние. И даже понятие "выгоды" здесь становится очень трудно определить в такой мешанине критериев. Человек не может себе позволить, если уж на то пошло, делать что-то "для своей выгоды": потому что, во-первых, цензура говорит ему, что это неправильная выгода. А во-вторых, что выгода – это плохо! Вместо выгоды начинается нормирование, ошаблонивание, которое конфликтует с собственной мотивацией изнутри.

Если происходит так, что у ребёнка начинает формироваться 3 группа мотиваций, в частности подгруппа 3.3 - это значит, что он уже по определению становится "капитаном своей жизни", причём уже с готовым кораблём и с готовой потребностью обучаться этому, с базовыми стартовыми навыками, если хотите. И если здесь его примерно в позднем детском – раннем подростковом периоде начинает клевать внешний второгруппно-иерархический родитель – то у ребёнка формируется натуральная неврозоподобная ситуация. В том смысле, что возникает конфликт между внутренними потребностями и внешними требованиями. Ему прежде всего говорят, что он настолько туп и неправилен (потому что живёт по своим критериям, а не по общепринятым), что на самом деле управлять своей жизнью адекватно он не умеет и не сумеет никогда! И ничего он не сможет сделать без внешнего родителя. И во-вторых, чтобы управлять своей жизнью –нужно получить особое право и разрешение, потому что яйца курицу не учат, а если ребёнок будет упорствовать в своей самостоятельности – то он закончит свою жизнь в канаве под забором, всеми презираемый и нищий. Поэтому и получается, что витальная потребность в прагматизме и в самостоятельности душится на корню, и в итоге человек буквально боится сказать самому себе: "Я прагматик". У него при слове "прагматизм" вообще начинается, как один из вариантов, некий внутренний страх, а при предложении "быть капитаном своей жизни" – паника. Потому что у него нет ощущения, что он сумеет. Что он имеет на это право. У него нет того самого права на ошибку, нет права вообще подумать о себе как о прагматике. Если хотите, подросток-прагматик попадает в то же положение, что, к примеру, ребёнок с рыжими волосами в социуме, где все презирают рыжих. Или ребёнок-левша в социуме, где леворукость принято исправлять. Или ребёнок с негетеросексуальной ориентацией в социуме, где негетеросексуальная ориентация порицается и априори подлежит искоренению. В том числе и поэтому достаточно немногие представители подгруппы 3.3. конкретно в нашем обществе могут сказать о себе: "Я прагматик". Причём не в оценочном, а в мотивационном понимании. Остальные – не могут. Их давит внешняя и внутренняя родительская цензура.

Но выходит, что это уже вопросы к теме "мотивации и родительские сценарии", а до того нужно разобраться с общими вопросами по группам и подгруппам, в том числе – со спецификой их формирования в подростковом возрасте.

Tags: иерархическое мышление, наши скайп-конференции, про детей и их родителей
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 12 comments