Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

НН о доказательной медицине и ЭЭГ в психотерапии

Про доказательную медицину:

термин "доказательная медицина" возник в бюрократических кругах ещё тогда, когда решалось, как и куда распределять бюджетные потоки. Возникла необходимость считать деньги на медицину, чтобы не отправлять их неизвестно на что, в ущерб той же военной программе. И появились требования к доказательности этой самой медицины. Так что этим термином придираются в первую очередь обычно к государственной системе лечения, а не к частной практике.
Забавно то, что критерии доказательности медицины по большому счету не разработаны до сих пор, а те, которые применяются - работают только на больших числах. Как пирамида Маслоу.

Основной критерий доказательности медицины - смерть.
Например, возьмём 1000 человек с возбудителем определённой болезни.
И контрольную группу - ещё такую же 1000 человек.
Если опытную группу лечили неким лекарством – в определённые сроки там умерло Х%.
А без лечения – в другой группе - в те же сроки умерло NX%.
Значит, некое лекарство – работает. Это доказательство его действия.
А у каждого отдельного человека – разное восприятие того или иного лекарства и т.п. Как известно – даже яды на разных людей действуют по-разному!
То есть термин "доказательная медицина" по сути не может применяться в работе с каждым конкретным человеком. Но термин – красивый и лозунговый, поэтому за него ухватились многие журналисты.

Ещё приведу пример, известный многим врачам. Попутно сразу извинюсь за малоаппетитность и мрачность этого примера.
В морге находятся два умерших человека. Один из них страдал от заболевания сердца, долго лечился и в итоге от этой же болезни умер. А другой был совершенно здоров, никаких проблем с функционированием организма не ощущал и погиб по нелепой случайности – торопился на работу и был сбит машиной. И вот профессор собрался показать студентам, как выглядят сердца обоих умерших. Для сравнения.
Лаборант приготовил препараты для демонстрации, а подписать – не подписал. Забыл, скорее всего. Или посчитал, что все будет и так понятно.
И вот в процессе демонстрации выяснилось, что оба сердца ничем не отличаются. Даже профессор не смог в итоге определить, какое сердце кому принадлежало.
По морфологическим признакам оба органа были совершенно одинаковые.

То есть что для одного человека ощущается как болезнь - для другого вообще может никак не ощущаться и быть вариантом здоровья. Это ещё один пример того, что на отдельных конкретных случаях доказательная медицина теряет свою доказательность.

***

Про искусство и науку

То, как действует то или иное вещество на организм – через какие мембраны проходит, какие липиды расщепляет, как на биохимию клетки влияет – это всё наука. А применение тех или иных лекарств и прочих методов для каждого конкретного больного - это искусство. Опирающееся на науку.

Так, инженер обязан знать физику и сопромат, но его конкретная работа – искусство. Даже у каждого юриста своё искусство работы, при том, что каждый юрист обязан знать законы.
А если бы все можно было сделать механистически, то проектировали строения, решали судебные споры и лечили людей давным-давно бы роботы-компьютеры.
Что касается психотерапии, то начну опять с известной врачебной фразы: что у врача три средства лечения – слово, травы и нож. И слово все-таки идёт первым. А тему биохимического эффекта нелекарственной психотерапии изучают многие мои коллеги, например, Рашит Джаудатович Тукаев (можно нагуглить и почитать его работы). Проблема в том, что я лично не имею возможности вести полномасштабные статистические исследования и содержать лабораторию, так как не нахожусь на государственной должности и мне никто эти исследования не оплачивает :) Но результатами исследований коллег вполне могу пользоваться.

И психология, психотерапия, психоанализ – изучают общие закономерности, в том числе с привлечением статистического и математического аппаратов, и соответственно являются науками. А прикладное их применение у каждого специалиста своё, но при этом он опирается на науку. На теорию. Кстати, этим и отличается специалист от шарлатана: у шарлатана его искусство на науку не опирается.

Есть такая латинская фраза – "леге артис" – по всем правилам искусства. То есть искусство непременно опирается на базовые правила, даже для того, чтобы их как-то нарушать. А шарлатанство на такие правила не опирается в принципе.

***

Про психотерапию, ЭЭГ (электроэнцефалограмму) и полиграф (детектор лжи).

Я сам когда-то, будучи сотрудником НИИ Высшей нервной деятельности, много работал с энцефалограммами. Собственно говоря, энцефалограф с полиграфом состыковал ещё А.Р.Лурия. Но оба эти прибора регистрируют только общий эмоциональный фон.

Энцефалограф замеряет общую электрическую активность головного мозга, но не может сказать, о чем человек думает при этом. Он может отличить спящего от бодрствующего, может помочь увидеть очаги возбуждения мозга (что полезно бывает при диагностике и лечении эпилепсии), но – не больше.

Полиграф может зарегистрировать увеличение частоты пульса – но не определит, это от испуга, допустим, или от влюблённости. Может замерить кожно-гальванические реакции (человек вспотел) – но не скажет, по какой причине это произошло. И кстати, ни один полиграф не даст гарантию, что человек говорит правду или неправду. Например, некто убил – и вытеснил это из памяти. Не забыл, а именно вытеснил. Он ощущает себя так, словно этого с ним никогда не происходило. И полиграф регистрирует именно такие реакции.

В качестве аналогии с этими приборами такой пример: если над большим городом повесить большой микрофон и считывать шумы – то можно различить период пика активности и период спада. Или день-ночь. Но выяснить, кто из горожан при этом куда поехал и зачем – невозможно.
Tags: век живи - век учись, пишем сами, профессиональная кухня, рабочее и прочее
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 21 comments