Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

О медиации

В среду 25 мая мы с супругом были участниками Круглого стола «Медиация и психотерапия. Медиатор: модель компетенций». Мероприятие проводилось в рамках Весенних недель психотерапии ОППЛ.
В работе Круглого стола принимали участие юристы, психотерапевты, психологи, ведущие и выпускники программ подготовки профессиональных медиаторов.
Это, так сказать, официальная часть. Неофициальная же состоит в том, что Круглый стол был активный, интересный и познавательный: жаль только, что мне пришлось бегать с фотоаппаратом (бегать не столько для того, чтобы снимать, сколько отвлекаться на настройки аппарата и садящиеся батареи вспышки), и я даже не могла записывать. Поэтому просто делюсь по памяти (надеюсь, что будет протокол, который мы постараемся разместить на сайте).

Итак, вкратце темы, которые поднимались и обсуждались на Круглом столе:

Медиация – это для нашей страны сравнительно новое понятие, поэтому не все знают, что оно такое и с чем его адекватно едят.
С января этого года вступил в действие Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)». Собственно, большая часть круглого стола была посвящена тому, как вдохнуть реальную практическую жизнь в исполнение этого нормативного акта. Ибо на практике за без малого полгода действия закона уже выявился ряд определенного рода проблем.

Формально закон о медиации предназначен для досудебного и внесудебного урегулирования споров (медиатор – это по сути переговорщик между двумя контрагентами). Многие психологи и психотерапевты, проходившие те или иные тренинги по медиации, говорили о том. что оказывались в группах чуть ли не единственными представителями своей профессии: бОльшая часть медиаторов сейчас "делается" на базе юридического образования. Хотя адвокат, присутствовавший на дискуссии, несколько раз подчеркивала, что медиатор отнюдь не должен досконально знать право как юрист, поскольку проблемы, с которыми ему приходится работать, возникают в основном вне правового поля.

Говорилось также, что во многих "школах подготовки медиаторов", появившихся как грибы после дождя, уровень подготовки, скажем так, не совсем соответствует реальным задачам этой профессии. Медиаторов учат вовсе не тому, чего от них ждут их клиенты. В частности, поскольку большинство медиаторов "делается" из юристов, им не хватает элементарных базовых психологических знаний. А самое главное – медиатор-юрист, как правило, не ориентирован на помощью в поиске взаимно удовлетворяющего обе стороны решения: во многих случаях оно даже не ищется, поскольку идет опора на формальное законодательство, которое во многих случаях подразумевает "выигравшую" и "проигравшую" стороны.

Вторая проблема медиаторства – это другая крайность: опора на излишне "терапевтический" подход. Когда медиатор (в данном случае – уже психолог или психотерапевт) неоправданно углубляется в прошлые проблемы сторон, забывая о том, что конфликт происходит здесь и сейчас, и "разруливать" его необходимо в настоящем времени.Еще прозвучало, что многие психотерапевты, а подчас и психологи, выполняя роль медиатора, больше стремятся не оказывать помощь в поиске решения, а "лечить". Но "наставлять на путь истинный" – это уже в задачи медиатора не входит.
Однако было отмечено (в том числе моим супругом), что некоторая аналитичность (и в частности психоаналитичность) похода к анализу конкретной ситуации для медиатора все же важна: именно потому, что люди, вступая в конфликт, нередко декларируют одни цели, а реально преследуют (иногда бессознательно) совершенно другие.

Вообще в практической реализации закона о медиации выяснилось много "острых углов". К примеру: для профессии медиатора пока нет единых стандартов, но с другой стороны – не хотелось бы всех загонять в слишком узкие рамки. Потом, для эффективности и безопасности работы медиатора важно, чтобы он не попадал в ситуации типа "и волки сыты, и овцы целы, и вечная память пастуху"; чтобы не оказывался (подчас неожиданно для себя) ввязавшимся в известную манипулятивную игру под названием "треугольник Карпмана"; и чтобы по возможности не выполнял роль лисы из известной сказки про двух жадных медвежат, которые делили сыр.

Новое понятие и новая профессия рождается сейчас буквально на наших глазах на стыке трех наук: юриспруденции, психологии (в частности конфликтологии) и психоанализа (в частности – определения декларируемых и реальных мотиваций). Лучше всего о роли медиатора сказал один из выступающих: "Часто ошибочно полагается, что медиатор должен дать понять человеку, чего хочет его контрагент. На самом деле медиатор должен помочь понять человеку, чего сам этот человек хочет добиться в данной ситуации".
По-моему, это удивительно в точку.

Данным круглым столом тема медиации вовсе не исчерпывается: в октябре этого года состоится международный конгресс «Интегративные процессы в психотерапии и консультировании. Психотерапия здоровых. Медиация». Мы с мужем оба планируем принять активное участие в его работе.

Tags: конференции-конгрессы-круглые столы, рабочее и прочее
Subscribe

  • С праздником!

    "Даже самый долгий путь начинается с первого шага" С Днем космонавтики! Новых открытий :)

  • Песня про женщин и детей и не только

    Сегодня #психологиявпеснях представляет очередную песню группы "Ундервуд". Вот чего-чего, а психологии в песнях этой группы достаточно много, и…

  • Обновление на сайте

    Перевычитали и подредактировали еще одну статью: про специфику консультативной психотерапии и отличие внутреннего Взрослого от внутреннего Родителя.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments