Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

Categories:

Забытые книги: Виктор Голявкин

Все началось с того, что я в энный раз попала на блог с разного рода "тестами", которых в последнее время развелось,  говоря интернет-языком, "овер очень много". Наверняка вы тоже встречали такие: "Вы Лосось, вы Дуб, вы Солнце…" и тому подобное.
Ясно, что о диагностической ценности здесь даже говорить смешно. Просто сегодня. натолкнувшись на очередной подобный шедевр, я вспомнила прочитанный в детстве коротенький рассказик, который тогда заставлял меня неудержимо хихикать каждый раз, когда я его читала или вспоминала. Вот этот рассказик:

БОЛТУНЫ

Сеня и его сосед по парте не заметили, как вошёл учитель. Сеня нарисовал на ладони себя и показал соседу.
— Это я, — сказал он. — Похоже?
— Нисколько, — ответил Юра, — у тебя не такие уши.
— А какие же у меня уши?
— Как у осла.
— А у тебя нос — как у бегемота.
— А у тебя голова — как еловая шишка.
— А у тебя голова — как ведро.
— А у тебя во рту зуба нет…
— А ты рыжий.
— А ты селёдка.
— А ты вуалехвост.
— А что это такое?
— Вуалехвост — и всё.
— А ты первердер…
— Это ещё что значит?
— Значит, что ты первердер.
— А ты дырбыртыр.
— А ты выртырвыр.
— А ты ррррррр…
— А ты ззззззз…
— А ты… ы! — сказал Юра и увидел рядом учителя.
— Хотел бы я знать, — спросил учитель, — кто же всё-таки вы такие?

И конечно, я помнила автора: Виктор Голявкин. У меня была целая книжка его "школьных" рассказов. Стало интересно –  что сейчас о нем есть в сети?..
Очень интересно знакомиться со "взрослым" творчеством писателей, которых всю жизнь считала "детскими". Так у меня было с Заходером, а вот теперь с Голявкиным. Оказалось, что у него много и "взрослых" рассказов. Маленьких, в чем-то немножко на первый взгляд абсурдных, но… заставляющих задуматься. Над чем-то внутри себя.


Рассказ об одной картине Сезанна, мальчике и зеленщице
        Странный был человек Поль Сезанн! Напишет он холст красоты небывалой, да вдруг не понравится он ему. И он режет его ножом – вот так: раз-два, и кидает в окно. А окно мастерской выходило в сад. В саду часто играли дети. Они мастерили щиты и латы из брошенных Полем Сезанном холстов и с гиком и свистом носились по саду. Они дырявили живопись палками, делали из холстов корабли и пускали их в лужах. Только один очень маленький мальчик, что жил напротив, однажды нашел холст Сезанна и притащил домой. Мать мальчика, очень сварливая, как увидела холст – закричала: "Что за дрянь ты таскаешь в дом!" – и выбросила его в окно.
        Проезжала зеленщица на базар. Она подобрала холст на дороге и положила в свою тележку. "Это очень красивые цветы, – решила она, – я повешу их в своем доме".


Каково
        Он сидел в пятом углу.
        – Каково вам? – спросил я.
        – Никаково, – сказал он.
        – Ну, а все-таки, каково? – спросил я.
        – Никаково, – сказал он.
        – Каково вам? – спросил я еще раз.
        – Никаково, – сказал он,- мне никаково.


Я зашел бы к вам
        Если бы я знал, куда открывается ваша дверь... я зашел бы к вам. Но я не знал этого.
        Жена говорит:
        – Пойдем сходим к ним...
        А я ей говорю:
        – А дверь?
        Жена говорит:
        – Что – дверь?
        – Ты знаешь, куда она открывается?
        – Нет, – говорит она, – не знаю.
        – Вот в том-то и дело, я тоже не знаю.
        – Как жаль, значит, мы не пойдем к ним в гости.
        – Нет, почему же? Мы сходим, надо только узнать заранее, в какую сторону открывается дверь.


И так хорошо, и так хорошо
        Когда я в жаре под солнцем, я хочу на дождь и туман.
        Вот дождь барабанит мне по макушке, туман окутывает меня.
        В тумане мои мечты – о солнце.
        На солнце мне жарко.
        Пусть лучше дождь барабанит мне по макушке.



Tags: Виктор Голявкин, забытые книги, литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment