Марина Нарицына (naritsyna) wrote,
Марина Нарицына
naritsyna

Category:

Ответы на некоторые вопросы

Итак, сегодня мы с НН (он мне помогает, конечно же) отвечаем на вопросы, которые уже были заданы по данной теме. Про причины развития – отдельный разговор и будет не быстро, а остальные ответы тут. Правда, хочу предупредить, что в ответах могут встретиться достаточно шокирующие моменты.

"Почему приходится буквально ЗАСТАВЛЯТЬ доктора провести обследование на ранней стадии? Все те три мои подруги, о которых я писала, что они прошли через лечение РМЖ, только что ногами докторов не пинали, чтобы обследование провели, а не послали далеко. И, увы, у меня есть некоторая статистика (правда, в основном по лейкемиям и остеосаркомам), когда больных губила поздняя диагностика. Как добиваться ранней диагностики? Один выход вот ясен - обследоваться платно и по надежной рекомендации, что идешь действительно к хорошему доктору. А если нет денег? если нет таких друзей, кто подскажет? Вот сейчас на подъеме общественные организации по борьбе с раком - есть ли у них некие базы данных хороших врачей?"

По последнему заданному вопросу – увы, я пока не знаю. А по остальным – начнём с того, что ранняя диагностика действительно очень важна, крайне важна, поэтому добиваться ее так, словно от этого зависит ваша жизнь. Буквально. Почему приходится заставлять – честно говоря, тоже неясно, но система "что вы, тётя, вот убьют – тогда придёте" у нас еще, к сожалению, жива в очень многих областях. И тут, безусловно, нужно иметь возможность менять врача. Да, это скорее всего деньги: но скажу откровенно, что сейчас при нынешнем состоянии бесплатной (в кавычках!) медицины – потому что на деле она вовсе не бесплатная, практически все мы платим налоги, в том числе страховые платежи – лучше с этой самой медициной не связываться. Такое ощущение, что сейчас сделано все, чтобы люди, уже предварительно за эту медицину из своего кармана заплатив, ею не пользовались. Тут и талончики только через два месяца, и "этот врач по ОМС больше не принимает", и запрет записывать ОМС-пациентов на удобные часы приёма – например, по моему месту прикрепления по ОМС невозможно было записаться на вечер, только на утро и день, а как быть тем, кто работает – не поясняли. И опять мы упираемся в ситуацию, что человек платит своими налогами за медобслуживание – а потом ему выкручивают руки так, что он плюёт на все и идёт к платным врачам. Как исправить эту ситуацию – я пока не знаю. Точнее – скажу, что она находится не совсем в нашей с НН компетенции.

А насчёт хорошего доктора - маммолог Криворотько в интервью совершенно точно говорит, что в случае онкологии искать надо не врача, а центр, где вы будете проходить лечение. Потому что лечение онкологии – это команда, а не один врач.


"Мне так кажется или у нас в России порой сами врачи слабо верят в излечимость рака? Почему больного порой до конца не информируют о его болезни, не говоря уже о способах и методах лечения, ведь это положено по закону? В 2005 году один знакомый онколог мне прямо сказал: "Это неэтично говорить больному, что у него рак, да еще и не первой стадии - вдруг больной сведет счеты с жизнью?". Я не удержалась от фырканья "ну и брееед!". Лично мне всегда было легче лечиться или помогать лечиться близким, когда у меня полная и объективная информация о болезни, какой бы тяжелой она не была (а со мной врачи тоже одно время серьезно не хотели разговаривать, пришлось самой по учебникам невропатологии догонять, причем в основном учебники на английском, что за безобразие, почему врач не выполняет одной из своих прямых функций?!!!)"

НН говорит, что как только врачи перестают знать/не знать и начинают верить или не верить – пиши пропало :)
Увы, это наследие СССР – времени, когда здоровье граждан целиком и полностью принадлежало государству, и граждан буквально целенаправленно отучали заботиться об этом здоровье самостоятельно (кстати, установка "стыдно думать о себе и заботиться о себе" – как бы не оттуда же). А в таких ситуациях даже вопрос "жить человеку или не жить" – тоже решает государство. А пациент в этой ситуации – безмолвный "объект лечения", который должен слушаться и не мешать врачам работать.

У нас еще не сформировалась культура взаимодействия врача с пациентом как двух партнёров: не зря НН так часто упоминает фразу "Нас трое – я, ты и болезнь, двое объединятся – третьего победят". Существенная часть врачей (и не только врачей, а представителей помогающих профессий вообще) даже представить себе не могут, как это – объединяться в процессе работы с пациентом или клиентом. Но, к счастью, это пусть очень, очень медленно, но меняется. И нужно помнить, что вам в первую очередь важно и необходимо знать как можно больше о болезни своей или близких: именно с точки зрения "Знание – сила" и "Кто предупреждён, тот вооружён". Как говорит одна наша коллега, "страхи живут в темноте", то есть информированность – лучший способ избавиться от этих самых страхов, перестать паниковать и начать чётко-ясно понимать, что происходит и, соответственно, что делать.


"Вот человеку сказали - у вас рак. Запущенная стадия. Но вдруг как в песне - "нет, не страшила ее смерть, скорей она о ней мечтала". Допустим, пациентка уже бабушка, у нее уже внуки взрослые, но все равно она принимает решение... не лечиться, а уйти. К погибшему давно сыну, к покойному мужу и т.д., в принципе как говорил, вот так умирая от инкурабельного рака, тенор Паваротти - ну и ок, я пожил долго и хорошо, мы с жизнью квиты. Но на нашу героиню начинается атака - баб-Маш, ты куда, а как же твои цветы, твоя дача, твои кошки, вообще как же МЫ??? (Не мегасемья, а в принципе хорошая бабушка, которая всех близких поддерживала.) А она непреклонна - нет, все, ухожу. Как вести себя близким в таком случае?"

В продолжение предыдущего вопроса: жизнь и здоровье человека принадлежат в первую очередь ему самому, и только он имеет право ими распоряжаться, поэтому "буду краток" (с): близким в таком случае – простите за грубость, заткнуться и не отсвечивать. Особенно если они ну откровенно себя выдали: "А как же МЫ?" То есть с большой вероятностью их волнует не сама баба Маша с ее недополученными жизненными радостями, а кто будет ухаживать за бабымашиными цветами, дачей и кошками, а самое главное – как же они, болезные, без бабы Маши? Может, она им пирожки печёт по выходным, может, за внуками помогает присматривать, да и вообще – товарищ контаминант не дремлет, кроме всего прочего: "Вы, негодные, бабушку уморили, как вам не стыдно". Но со своим товарищем контаминантом каждому родственнику желательно тоже разбираться самостоятельно, не сваливая эти проблемы на других. Даже с учётом того, что потом баба Маша может резко изменить своё мнение (как частенько и бывает) и в рамках тех самых пяти стадий горя по Кюблер-Росс начать обвинять близких, что они "дали ей уйти и даже хотели ее смерти". Тут опять важно помнить, что своей жизнью и здоровьем каждый человек распоряжается сам. Разумеется, мы ведём разговор в ситуации, когда баба Маша сохраняет дееспособность.


"Было бы интересно узнать, как можно реагировать, когда после новости о сложном диагнозе родня начинает тебя срочно хоронить, авансом оплакивать, предрекать будущие страдания, горестно их смакуя, а также заранее относиться к тебе, как к немощному инвалиду, и пытаться обращаться с тобой так же.
Тогда, втянувшись в накручивание себе нервов до пары нервных срывов и нажив мозоль на языке объяснениями типа "не надо меня пугать, надо ободрять", я плюнула и съехала, урезав контакты до минимума. Диагноз потом оказался ошибочным, но обратно я не вернулась) Интересно, какие существуют более вегетарианские способы реакции на такое поведение близких."


Наверное, тут тоже понадобится сказать прямым текстом: довольно часто экстремальная ситуация приводит к обнажению тех или иных цензурных мотивов, которые до поры до времени прячутся глубоко внутри. И реакция на чреватый последствиями диагноз близкого человека у родственников бывает очень разная. Куда чаще близкие спрашивают: "Сколько у нас времени, что мы можем сделать", то есть включаются в деятельное противостояние. И здесь им, скорее всего, реально важен пострадавший человек, они сами не хотят его терять, не заинтересованы в этом и готовы бороться за свои (!) интересы. Да, вспомним, что каждый человек действует прежде всего в своих интересах, и в этом нет ничего плохого: это основной движитель нашей деятельности, но не забудем, что "свои интересы" могут не просто и не однозначно определяться - см. на сайте статью о разумном эгоизме. Так вот, когда родным и близким реально важен заболевший человек, они начинают активно решать вопрос "Как его спасти", а когда они начинают, услышав диагноз, заранее его оплакивать, страдать и, как говорится, "по живому панихидить" – то, возможно, для пациента это может быть нерадостной новостью. Потому что получается, что родные… ну, не то что прямо вот ждут его смерти: скорее они относятся к этому как к трагедии из серии "у меня такое несчастье, такое несчастье, у меня заболел/умер близкий человек". И не начать ли стричь психологические купоны заранее, когда человек-то еще не умер. И вместо какой-никакой энергии по его спасению – начинаются страдания "Ах, как Я несчастен тем, что ты заболел, я не могу тебе сейчас ничем помочь, потому что я страдаю по поводу твоей близкой смерти". В этом отношении вы очень точно привели выражение "горестно смакуя".

А еще – возможно, иные родственники только и ждут повода, чтобы начать относиться к вам как к немощному инвалиду (по любому поводу), и как только представляется такая возможность – сразу и начинают, даже не дождавшись – а наступит ли эта ситуация в принципе. Вот вы говорили "меня не надо пугать, надо ободрять" – кому надо? Возможно, вам надо, а им не надо. Им вы бодрая и сильная, может, и не нужны. Им как раз надо вас пугать, в итоге – запугать до невозможности, чтобы вы слушались, хорошо управлялись и дали им наконец почувствовать свою силу по сравнению с вами, больной и беспомощной.
И здесь хотелось бы уточнить, что значит "более вегетарианские способы". Если имелось в виду, что "нельзя съезжать от родственников", то встречный вопрос – если они вас поедают, почему нельзя?..


"А как реагировать, если тему "эстетической привлекательности" поднимают врачи?
На собственной шкуре: сначала мне прямо на операционном столе сказали (я была в сознании, под эпидуральной анестезией) буквально следующее: "Вы женщина красивая, поэтому мы вам постарались шов покрасивей сделать". Восприняла как экспресс-психотерапию не отходя от кас... не выходя из операционной )
Через несколько дней из тех же уст слышу замечание: "Вы полная, поэтому шов у вас труднее заживает, мы его постарались ещё и красивей сделать, вот поэтому"...
Отвечать "блин компот, ну так вы спросили бы меня, хочу я более красивый шов или более надёжный! я же могла ответить!" было уже поздно ) К тому же во время операции я была хоть и в сознании, но таки в несколько изменённом...
У меня-то всё прошло уже, но в принципе - как абстрагироваться от оценки лечащими врачами твоей внешности, причём оценки, не связанной напрямую с медицинскими рекомендациями? (да ещё при онкологии внешность может измениться сильнее, чем в моей ситуации, а оценку могут слышать и воспроизводить позже значимые близкие)".


Тут начнём с того, что важно в принципе обучаться абстрагироваться от оценки вашей внешности кем бы то ни было вообще ( как именно – это очень индивидуально, и возможно, включается в общие волпросы работы с оценочной зависимостью). . Да, врачи, особенно в процессе лечения, подчас воспринимаются как цари и боги, но тут, как вы и сказали, важно в первую очередь понимать, что относится к процессу лечения и к медицинским рекомендациям, а что нет. Оценка – любая! – вашей внешности точно не относится. Могут быть рекомендации того или иного характера, но оценка внешности – точно нет. Кроме того, так-то подумать – вообще тушите свет: то есть некрасивым по мнению врача женщинам нужно сделать страшный шов через край от подбородка до лобка и пусть так ходят? Честно говоря, все это как-то уже с трудом согласуется с врачебной этикой и прочими подобными вещами. И сюда же – то, о чем говорили выше: многие врачи до сих пор уверены, что пациент сам не в состоянии распоряжаться собственным здоровьем, поэтому всеми силами нужно делать это за него.
И само по себе желание сделать "красивее" – теоретически похвально, но когда "красота" расходится в функциях с добротностью и надежностью – ее полезность уже как бы и сомнительна.


  • Этот пост обсуждается в Мастер-классе - здесь (ссылка для участников, требуется авторизация)

  • Как присоединиться к Мастер-классу, если вы хотите: здесь

Tags: за точность формулировок, мастэктомия и иже с ней, пишем сами
Subscribe

Posts from This Journal “мастэктомия и иже с ней” Tag

  • Как у меня дела

    Итак, я обещала рассказать интересующимся, как у меня дела с операцией. Прошла почти неделя, и я могу сказать: дела идут в рабочем порядке. Первый…

  • Поехали (с)

    Итак, завтра с раннего утра я отправляюсь в больницу. Причем на этот раз все не так, как в марте 2018-го: тогда меня оперировали через сутки после…

  • Как я оказалась в Сибири

    Меня тут спрашивают, почему я вдруг вроде бы совершенно внезапно поехала решать проблемы своей маммопластики бог знает куда, а не сделала все это в…

  • Как идут дела ))

    https://instagram.com/p/B1AW6YinLGv

  • Про "день икс" и последующие новости

    Завтра у меня "день икс". После всей длительной подготовки я улетаю в другой город на месяц – реализовывать когда-то принятое…

  • Обещанный пост про санпросвет и реабилитацию после РМЖ

    Преамбула: недавно я нашла в сети любопытную цитату. Вот такую: "Я думаю, словосочетание "интересный экзистенциальный опыт" может…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 18 comments